Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Из воспоминаний Б.Шлерата ч. 5.

Франкфуртский Университет (1943)
Сразу после выпускных экзаменов мои школьные товарищи были призваны в Вермахт – все, кроме трёх человек: одним был Карл-Хайнц Гершманн, который, как полуеврей, был обязан работать на фабрике, вторым – Бруно Карлссон, страдавший тяжёлой болезнью сердца и приступивший к изучению католической теологии в Высшей школе Св. Георга, а третьим я, поскольку весил меньше нормы и получил отсрочку от призыва.
        С жаром приступив к занятиям, я, однако, вскоре начал испытывать такое чувство, будто оказался не в своей лодке. Изо всей группы я был едва ли не единственным студентом мужского пола. Девица на девице. Все они уже отбыли трудовую повинность, либо были досрочно демобилизованы в силу так называемой «болезни RAD (Reichsarbeitsdienst)» – нарушения месячного цикла, нередко возникавшего у мобилизованных девушек. Многие носили траур – кто по брату, кто по отцу, а кто по жениху. Кроме них встречались раненые в униформе – большей частью офицеры и унтерофицеры, потерявшие руку или ногу. Уже во время торжественной церемонии при поступлении, когда каждого из нас, собравшихся в актовом зале, вызывали по имени, и облачённый в мантию с цепью ректор Платцхофф1, историк и убеждённый национал-социалист, скреплял рукопожатием вступление новичка в ряды академиков, я почувствовал в этот момент отчуждённость в его глазах.
        Поэтому я был рад, получив письмо из местного отделения НСДАП, сообщавшее о моём зачислении кандидатом в члены партии, и ещё одно письмо, с предписанием явиться в штурмовой отряд 11/63 в качестве рядового СА. Теперь у меня, наконец, был шанс что-то сделать для Германии! Мне, правда, было ясно, что деятельность в партийной организации, по сравнению со службой в Вермахте, всегда будет восприниматься как нечто второсортное. Повсюду говорилось, что после Войны вернувшиеся домой солдаты не станут больше терпеть зарвавшихся партийных бонз, уклоняющихся от отправки на фронт и умудряющихся при этом незаконно присваивать дефицитные продукты с оккупированных территорий. С этим, мол, будет покончено раз и навсегда. Всё будет иначе.
Кроме упомянутого письма, больше я из партийных инстанций не получал ничего. Тем не менее, теперь я имел право носить партийный значок, тем самым демонстрируя, что мне уже исполнилось восемнадцать. Ни один трамвайный кондуктор не смел больше спрашивать, нужен ли мне детский билет (что меня всегда ужасно злило). <...>
        Первой парой в 8 утра была лекция «Великие мыслители» профессора философии Фердинанда Вайнхандля2, обязательный курс для всех студентов философского факультета. Вайнхандль <...> обладал большим обаянием. Мне импонировала его юношеская взволнованность, смягчавшаяся приятным австрийским акцентом. <...> Будучи окружным спикером, он иногда являлся на занятия в униформе партийного функционера. Это каким-то образом сочеталось с его юношеской увлечённостью, но в нём не было никакой жёсткости, малейшего следа фанатизма. Не один я находил, что униформа совершенно ему не шла.
        Следующей была лекция историка древности Маттиаса Гельцера3. Его живость, владение материалом, юмор пробудили во мне страсть к предмету, и я с большим усердием читал все источники и специальную литературу, на которые он ссылался.
        Продуманный и методично выстроенный курс Германна Ломмеля4 «Историческая грамматика греческого языка», дал мне, ученику Эдуарда Борнеманна, мало нового. Ломмель старался толковать факты греческой грамматики исходя из неё самой, лишь изредка и после тщательной проверки приводя параллельный пример из древнеиндийского, латинского или литовского. Этот метод я впоследствии у него перенял. <...>
        Удручающее впечатление произвёл курс Франца Шульца «Немецкая литература XIX-XX вв.» Маленького роста, жовиальный господин, всегда элегантно одетый, нередко с гвоздикой в петлице, он приносил на занятия свои записи, сброшюрованные между двумя листами картона, и раскладывал их на кафедре. Однажды он начал лекцию словами: «Йозеф барон фон Айхендорфф смотрит на мир словно через цветные очки». Затем, раскрыв свои конспекты, он пробормотал: «Что это Отти мне здесь натворила?» Ещё немного подумав, поднял глаза, воздел руку и воскликнул: «Ну так вот…» Потом, обведя аудиторию победным взором, снова: «Ну так вот…» и, после короткой паузы, триумфально продолжил: «Совсем иной тип личности, нежели Йозеф барон фон Айхендорфф, представляет собою Кристиан Дитрих Граббе. Родившись в 1801 году в семье надзирателя каторжной тюрьмы – уже в 1836 его молодая жизнь угаснет в алкогольных парах – вступает он со своею пьесой «Герцог Готландский» на литературные подмостки». Следующая лекция началась со слов: «Как я уже указывал, Йозеф барон фон Айхендорфф смотрит на мир словно через цветные очки». Кстати сказать, «Отти» – это ассистентка кафедры Оттилия Боде, впоследствии вышедшая замуж за историка литературы Йозефа Кунца.
        Из других преподавателей я бы ещё хотел упомянуть Хельмута Рана, ассистента семинара классической филологии. Вследствие перенесённого в детстве полиомиелита Ран был инвалидом и не подлежал призыву. На меня он произвёл сильное впечатление своим остроумием, широкой образованностью и способом ведения занятий, напоминавшим метод Сократа платоновских диалогов. Я слушал у него латинскую стилистику и участвовал в семинаре по некоторым ранним диалогам Платона. Однажды в начале занятий он мне сказал: «Видите ли, г-н Шлерат, как филолог, Вы должны обладать чувством стиля. Посмотрите вокруг: там Вы видите бюст Еврипида, здесь – Реальную энциклопедию5 и старинные издания античных текстов. Вы должны признать, что Ваш партийный значок со всем этим совершенно не сочетается. Просто-таки вопиющий диссонанс!» Глубоко пристыженный, я позволил значку исчезнуть в недрах моего кармана. Свидетелями этой сцены было четверо или пятеро моих однокурсников, но мысль, что один из нас мог бы на него донести (что наверняка сулило бы Рану печальные последствия), пришла мне в голову лишь после Войны. Во время óно подобное допущение было совершенно немыслимо.
        Более тридцати лет спустя, в Берлине, на одном из занятий, которые я проводил для студентов отделения германистики, присутствовало несколько слушателей с прикреплённым на груди большим красным картонным значком: «Голосуй за SEW!6» (дело было незадолго до выборов). Тогда я вспомнил о том случае и подумал, чтó могло бы воспоследовать, сделай я теперь замечание, подобное тому, что в своё время сделал Ран. Эффект был бы невообразимый – и я, разумеется, промолчал.

Продолжение следует
----------------------------
1 Вальтер Платцхофф (1881 – 1969), немецкий историк, специалист по истории Франции, ректор Франкфуртского Университета с 1934 по 1944/5 гг. Ассоциированный член СС с 1933, НСДАП с 1937 года. Один из самых высокооплачиваемых историков Рейха. Немецкая Википедия утверждает, что в 1945 году Платцхофф был уволен «по политическим причинам»; между тем, на сайте Франкфуртского Университета даётся список его лекций по семестрам - вплоть до 1954 года...
PLATZHOFF,_Walter
2 Фердинанд Вайнхандль (1896 – 1973), австрийский профессор философии.
Weinhandl
Учился и защитил обе диссертации в Германии. С двадцатых годов был активистом «Народного движения» (Völkische Bewegung), с 1929 – председателем регионального отделения основанного А.В.Розенбергом «Союза борьбы за немецкую культуру» (Kampfbund für deutsche Kultur) в земле Шлезвиг-Гольштейн. С 1933 года – член НСДАП и СА. В 1942 году по рекомендации Хайдеггера перешёл из Киля в университет Франкфурта, но уже в 1944 переехал в австрийский Грац. Там у него произошло что-то вроде перелома в мировоззрении (возобладало католическое начало и приверженность немецкой христианской мистике), и от какой-либо партийной деятельности он отошёл и даже, похоже, вышел из партии. Поэтому после Войны Вайнхандль проходил по категории «малозапятнанных» (Minderbelasteter), что, однако, не помешало его уволить без объяснения причин. Студенты дважды собирали подписи за его восстановление в должности, но к преподаванию он смог вернуться лишь в 1950 году. В 1963 был награждён Австрийским крестом за достижения в науке и искусстве I степени.
3 Маттиас Гельцер (1886 – 1974), швейцарско-немецкий историк.
Bild_Gelzer
При нацистах пребывал в несколько двусмысленном положении, будучи, с одной стороны, членом оппозиционной «Исповедающей Церкви» (Bekennende Kirche), а с другой – активным сотрудником «Общего дела» (Gemeinschaftswerk), одного из двух проектов в рамках так называемой «Акции Риттербуша», нацистского предприятия, направленного на привлечение учёных к сотрудничеству с режимом (конкурент знаменитой Аненербе). О направленности работ Гельцера того времени можно судить по названию его статьи «Расовый фактор в анализе причин Пунических войн» в сборнике «Рим и Карфаген» (Der Rassengegensatz als geschichtlicher Faktor beim Ausbruch der römisch-karthagischen Kriege. In: Rom und Karthago. Ein Gemeinschaftswerk, hrsg. von Joseph Vogt, Leipzig, S. 178–202). Тем не менее, Гельцера считают основоположником социальной истории Рима; его докторская диссертация «Аристократия Римской республики» (Die Nobilität der römischen Republik, 1912) стала поворотным пунктом в исследовании римской истории, до того всецело определявшемся традицией Моммзена.
4 Германн Ломмель (1885 – 1968), выдающийся немецкий индоевропеист и историк религии. Впоследствии, уже после Войны, он стал научным руководителем Шлерата, о чём (надеюсь) ниже.
Lommel
5 Реальная энциклопедия науки о классической древности (Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft), иначе «Паули-Виссова» – фундаментальное справочное издание, охватывающее все стороны античной культуры и истории. Первое издание (1839 – 1852) состояло из шести томов. В данном случае речь, скорее всего, идёт о третьем издании (второе не состоялось), предпринятом Георгом Виссова в 1890 году. К тому моменту, о котором идёт речь у Шлерата, успело выйти 52 тома, не считая приложений. Последний, 84-й, том вышел в 1980 году – спустя девяносто лет после начала издания. Мне известен ещё один подобный пример The Assyrian Dictionary, словарь аккадского языка Института Востоковедения Университета Чикаго, выпускавшийся отдельными томами с 1921 по 2011 год.
6 SEW – Социалистическая Единая Партия Западного Берлина (Sozialistische Einheitspartei Westberlins) – западноберлинская партия-сателлит СЕПГ (иными словами, компартия Западного Берлина). Упоминаемый Шлератом значок выглядел примерно так:
SEW_Abzeichen

Дежавю

По ссылке у anna_bpguide
У нас есть некоторое количество заблуждений, может быть, исторических, а может быть, политических. Одно из этих заблуждений заключается в том, что Россия и русские – это одно и то же. Россия и русские – это совершенно не одно и то же. И никогда не было это одним и тем же. Сейчас Россия и русские – втройне не то же самое, потому что Россия целенаправленно превращается в страну третьего мира со всеми вытекающими последствиями. Российская история эмиграции – не менее интересная, насыщенная, активная и позитивная, чем история самой России. И уже в четвертый раз за последние сто лет всё лучшее, прогрессивное и талантливое Россию покидает.
Одно из этих заблуждений заключается в том, что Россия и русские – это одно и то же. ​Если честно, я не очень люблю термин Global Russians. Не столько из-за Global, сколько из-за Russians. Потому что сама адресация к национальному признаку – не очень хорошая. Но для меня это термин о том, что русский язык и русскоязычная культура намного шире, чем Россия. И мне кажется, что сейчас если что-то и может помочь России, то это именно международное русскоязычное сообщество
.

– То есть Global Russians – это такая симпатичная Россия, которая прорастает маленькими симпатичными ростками по всему миру и является очагами русской культуры где угодно, но только не в самой России?

Я бы поправил эту формулировку. Я не думаю, что можно говорить о русской культуре. Я думаю, что можно говорить о русскоязычной культуре. Это разные вещи.
Collapse )

– Вернетесь в Россию когда-нибудь жить?

Нет, не вернусь.

– Даже никаких сомнений на этот счет?

Мне было бы очень трудно вернуться в Россию жить. Вряд ли. Я был бы счастлив изменить ситуацию в России, но ситуация сейчас находится в такой степени сложности, что сделать с этим что-то сейчас не сможет никто.


Как же я их всех люблю - таких. Сколько подобных интервью читал - и четверть века назад, и в последние годы - все сшиты по одному шаблону: каждый из уехавших и делящихся наболевшим - уникальная творческая личность, каждый полагает себя центром Вселенной, отъезд которого знаменует собою рубеж отечественной истории. Впрочем, нет не "отечественной", а - потусторонней. Среди израильских иммигрантов 90-х большой популярностью пользовалось определение "доисторическая родина", дающее исчерпывающее представление о породившем его психотипе (впрочем, многие повторяли это клише как попки, не задумываясь). Совпадает всё, вплоть до мелочей: всем им было в России страшно - а в Израиле нестрашно; там они не понимали - а здесь понимают, там мрачные люди мрачно бредут по мрачным тротуарам - а здесь по набережной фланируют свободные, раскованные, жизнерадостные люди. Разница в том, что тогдашним их русский язык - мешал, они из-за него чувствовали себя ущербными и надеялись перейти на иврит - что, применительно к журналистам, актёрам и филологам, было, как правило, нереалистично и вело к быстрой фрустрации. Теперь можно влиться в толпу фланирующих, оставаясь русскоязычным и не испытывая по этому поводу никаких неудобств. Гению отечественной журналистики, похоже, не приходит в голову, что почву для его комфорта подготовило поколение иммигрантов, бежавшее от той самой "великолепной" жизни, в которой он и подобные ему катались как сыр в масле, обращая мало внимания на копошение и выживание окружающей биомассы. И это поколение, в массе своей, "русскоязычных" ценностей - не разделяет.

Какая гадость, какая гадость - эта ваша фаршированная заливная рыба!

Старая тема с вариациями: вековые традиции кавказской гигантомании

Вариации:
4 мая 2012 г. 
на канале «Культура» состоялся показ фильма «По следам тайны – города великанов». Как можно видеть уже из названия, авторы стремились поделиться с аудиторией сенсационной новостью о находке в горах Армении человеческих костей невероятных размеров. 
...

Сенсационную находку сделали археологи. В горах Боржомского ущелья они обнаружили останки загадочных существ, о которых веками слагали легенды местные жители. Как оказалось, сказки об огромных великанах - на самом деле, реальность. Кости принадлежат людям-великанам, передаёт Первый канал. Жили они 25 тысяч лет назад в горах Боржомского ущелья. Учёные утверждают, что рост человека-гиганта мог составлять от 2,5 до 3 метров. Академик Абесалом Векуа считает, что находка может стать сенсацией, так как в научных кругах давно обсуждается тема, связанная с великанами, населявшими отдельные районы Евразии десятки тысяч лет тому назад.

Тема:
Заметка в "Известиях Академии Наук Армянской ССР": "В конце нынешнего сезона раскопок городища Эребуни был найден кусок медной проволоки. Находка армянских археологов позволяет предположить, что ещё в первом тысяелетии до нашей эры предки армян пользовались телеграфом".
Спустя месяц в журнале "Мацнэ" (Тбилиси): "В ходе прошлогодних раскопок в Триалети никаких следов проволоки обнаружено не было. Этот факт даёт основание с несомненностью утверждать, что ещё в начале второго тысячелетия до нашей эры предки грузин были знакомы с беспроволочной связью".

Кстати, у меня сегодня День Рождения. Сороковой...

Перепост

Советский межрайонный отдел следственный управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Липецкой области начал проверку по заявлению 34-летней липчанки Юлии Докукиной, обвиняющей нескольких милиционеров в издевательствах над ее семьей и семьей ее подруги.

- 9 мая, после окончания праздничных мероприятий я вместе мужем детьми и семьей моей подруги Ольги Золотухиной отправилась в парк Сокольских металлургов, – рассказывает Юлия Докукина. – Мы сели в парке на лавочку и спокойно разговаривали. Дочка попросила попить, и я дала ей бутылку с лимонадом. В этот момент к нам подошли двое милиционеров. Один из них вырвал у моей дочери – 4-летней Алины бутылку, и заявил, что мы распиваем спиртное. Я попыталась возразить, но мне сказали, что если я не заткнусь, то на меня напишут рапорт о нападении на сотрудника милиции.
 

- Он даже не удосужился вынуть сигарету изо рта, - вспоминает Юлия, — так и разговаривал, пуская нам в лицо дым. Потом милиционеры начали шарить по нашим сумкам, но не найдя ничего начали материться. Мой муж сделал им замечание, но милиционеры начали нам угрожать, а потом вызвали по рации подмогу. Через несколько минут к парку подъехало две патрульные машины и наших мужей начали затаскивать в задний отсек одной из них.

Увидев, что отца заталкивают в УАЗик, 4-летняя Алина вцепилась ему в ногу, но подоспевший милиционер оттолкнул ребенка. Девочка упала на асфальт, содрав до крови щеку. В это время Ольга Золотухина подошла к машине и также получила толчок от стража закона. Милиционеров не смутил тот факт, что женщина находится на 9 месяце беременности. На будущую мать посыпался отборный мат и угрозы. Запихнув в УАЗик мужчин милиционеры взялись за женщин.

- Меня держали двое, потом еще двое подбежали, — говорит Юлия, — я их умоляла, чтобы меня не затаскивали в машину и оставили с ребенком. Тем более, что Алина все еще лежала на земле. Тогда один из милиционеров предложил мне произнести эту просьбу стоя на коленях. И я встала. Только тогда они дали мне подойти к Алине.

Женщин отпустили, а их мужей доставили в Отдел милиции №5 УВД Липецка. Здесь в отношении Александра Докукина и Сергея Золотухина составили протокол об административном правонарушении. Мужчины якобы ругались матом. Докукину и Золотухину пришлось провести ночь в камере.

- Я в отделе спросила, а не боятся ли милиционеры, что я буду жаловаться. На что мне ответили: «Рискни здоровьем, мы тебя еще и родительских прав лишим, а девчонку твой в приют отправим».
На следующий день Юлия отправилась вместе с дочерью в бюро судмедэкспертизы и зафиксировала побои. Сегодня женщина обратилась в следственные органы с заявлением о самоуправстве сотрудников милиции. Проверка заявления Докукиной займет до 10 дней.

- Я просто хочу, чтобы этих милиционеров уволили из органов, — говорит Юля. — Но, честно говоря, мне теперь страшно ходить по улице, вдруг подобное повториться.

Кротов

Защита совка совком – бездарна. «Мои родители просто жили в советские годы, как и я просто живу, мы просто обычные человеки».

Такая защита может вызвать лишь горький смех. Тысячелетиями люди пытаются определить, что такое «жизнь», философы днём с фонарём ищут человека, а тут, пожалуйста – люди без малейшего труда эту самую жизнь проживают и считают себя человеками безо всяких колебаний. При этом, естественно, со стороны смотрят на Совок и ужасаются, как смогли безжизненность и античеловечность воцариться на одной шестой части суши, как удаётся им выживать, хотя империя рухнула, железный занавес подняли, интернет повсюду...
Легко перечислить двенадцать подвигов совка, которые он совершает изо дня в день. Первый симптом – не здороваемся или здороваемся так, что после этого впору врача вызывать. Был краткий момент в начале 1990-х, когда продавцы стали отвечать на приветствия, а то и первые здоровались. Был, но увял вместе с зачатками правового пространства и настоящей рыночной экономики. Совок любить анонимность. Собственно «я просто человек» - тоже анонимность, идеальная маска. «Я как все», - громко заявляет абсолютно уникальное в истории человечества явление.

И далее в том же духе - с перечислением, правда, не "двенадцати", но некоторого числа, действительно, узнаваемых и малопочтенных свойств "совка". Ближе к концу - о посмертных перспективах:
«Будут первые последними, и последние первыми», - сказано в Евангелии о смиренных и добрых людях. Это скажет и отец лжи, когда будет сортировать своих. Первые ученики окажутся в первом кругу ада. Не то, чтобы они меньше прочих виноваты, но всё же к центру преисподней ближе последние ученики, которые не вылезали, не делали карьеры, а тихо душили ближних и себя дома и на работе, проповедовали «уши выше лба не растут» и «плетью обуха не перешибёшь». «Приидите ко мне», - задушевно будет им сказано. И ведь пойдут, хотя могли бы и на небеса рвануть.

 А комментарии - сплошная осанна - за некоторыми исключениями, но оно и понятно: в журнале у о.Якова отметиться не так просто - надо сперва засвидетельствовать почтение к хозяину. Спрашивается, почему этот текст вызывает мерзейшее чувство? Не знаю, как кто, а я с некоторых пор стал испытывать сильнейшее отвращение к огульным обобщениям, особенно, к характеристикам, основанным на "случайностях рождения". Глупо было бы отрицать, что Советская власть выпестовала в людях массу дурного, и, время от времени приезжая в Россию, я сам чувствую разлитое в воздухе напряжение (когда живёшь здесь постоянно, перестаёшь его замечать, тоже проверено). Но самое опасное свойство стереотипов - их частичное соответствие действительности: ни одна из дурных страстей, руководивших массовым сознанием во время войн и революций, не имела бы шанса им завладеть, если бы не находила опоры в действительности. Поминаемый автором Отец Лжи ничем не пользуется с таким эффектом, как полуправдой. Не хочется клеить ярлыков, опять-таки, уподобляясь автору, но в последнее время, если судить по волнам общественного интереса к малоинтересным, в сущности, вещам, многих потянуло на групповуху и культивирование образа врага, а это очень дурно пахнет.
 

Митрополит Антоний Сурожский (ответы на вопросы)

Веровал ли тот еврей в приводимом вами примере во Христа как Сына Божия?

Нет, не верил.

Значит что же, спасение возможно без Христа и благодать действует и вне Церкви?

Благодать разлита так широко, что мы просто постигнуть не можем. Апостол нам говорит, что никто не может назвать Иисуса Господом как только Духом Святым (1 Кор. 12, 3). Значит, до того, как вы назвали Иисуса Господом, Дух Святой вам что-то шепнул в сердце. У нас такое представление: только внутри Церкви Дух Святой говорит, учит, раскрывает вещи. (По правде сказать, если на нас посмотреть, это не очевидно. Надо быть честным, в конце концов: встань перед зеркалом, погляди, поставь себе вопрос: я, что ли, храм Святого Духа? Это всякий может видеть на моем лице, в моих глазах? и т.д. Так что с этой точки зрения надо тоже какую-то трезвость иметь). Но Бог действует во всем мире, спасая – возможно, только как оглашенных, – если глас Божий доходит до чужого, а не до своего. Так что тут не то что сложно, а просто гораздо богаче, чем мы часто воспринимаем: мол, есть какое-то царство благодати, и потом пустыня, вроде северного полюса. Нет! Христос нам дает благодать так различно. Можем ли мы, например, сказать, что в Ветхом Завете пророки, патриархи были безблагодатными? Не можем. Но вместе с тем мы можем сказать с евангелистом: Духа Святого не было на земле, потому что Христос еще не вознесся к Отцу (Ин. 14, 26). Обе вещи одновременно истинны, потому что присутствие Святого Духа и воздействие благодати различно в разных обстоятельствах, но нет “радикальной” безблагодатности.

Так значит, возможно спасение без Христа?

Я бы сказал – да; Collapse )