Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Из наблюдений

Пару дней назад, по дороге в университет. На столбе - плакат: Scheiß Mensa. Scheiß Uni. Scheiß Staat. ("Студенческая столовая - дерьмо, университет - дерьмо, государство - дерьмо"). В который раз убеждаюсь - сознательное студенчество - дерьмо. Говорю это, рискуя быть заподозренным в стандартно-избитом старческом брюзжании, - потому только, что ненавидел это залихватское ниспровергательство ещё тогда, когда сам был студентом. Мальчики и девочки из благополучных семей, пользующиеся всеми благами богатого государства, считают себя вправе мешать его с грязью, потому как у них, видите ли, имеется политическая позиция. Все они, разумеется, левые, и все страшно сочувствуют угнетённым всего мира. Справедливости ради, надо признать, что столовая - действительно, дерьмо (хотя бывают и хуже). Между тем, ход мысли - весьма характерен для революционеров всех мастей: вначале - констатация несомненного безобразия, затем - обобщение, а потом, минуя всяческую логику - голый нигилизм. Старо как мир, но эффективно.

На следующий день - в приёмной врача. Новостной канал немецкого телевидения, которое мне только в приёмных и доводится видеть. Социальная реклама: голодающие африканские дети. На экране - живой скелетик, предельное истощение, чистый Освенцим. Одним словом, ребёнок - не жилец, даже если в Европе кого-то проймёт, и ему пошлют литр молока. Молоко-то дойдёт, но выпьет его точно кто-то другой. И - без паузы, сразу после двухминутного ролика с живым трупом - реклама шоколадных батончиков.

И.Л.Солоневич "Россия в концлагере". Девочка со льдом

На рассвете, перед уходом заключённых на работы, и вечером, во время обеда, перед нашими палатками маячили десятки оборванных крестьянских ребятишек, выпрашивавших всякие съедобные отбросы. Странно было смотреть на этих детей «вольного населения», более нищего, чем даже мы, каторжники, ибо свои полтора фунта хлеба мы получали каждый день, а крестьяне и этих полутора фунтов не имели.

Нашим продовольствием заведовал Юра. Он ходил за хлебом и за обедом. Он же играл роль распределителя лагерных объедков среди детворы. У нас была огромная, литров на десять, алюминиевая кастрюля, которая была участницей уже двух наших попыток побега, а впоследствии участвовала и в третьей. В эту кастрюлю Юра собирал то, что оставалось от лагерных щей во всей нашей палатке. Щи эти обычно варились из гнилой капусты и селёдочных головок — я так и не узнал, куда девались селёдки от этих головок... Немногие из лагерников отваживались есть эти щи, и они попадали детям. Впрочем, многие из лагерников урывали кое-что из своего хлебного пайка.

Я не помню, почему именно всё это так вышло. Кажется, Юра дня два-три подряд вовсе не выходил из УРЧ, я — тоже, наши соседи по привычке сливали свои объедки в нашу кастрюлю. Когда однажды я вырвался из УРЧ, чтобы пройтись — хотя бы за обедом, — я обнаружил, что моя кастрюля, стоявшая под нарами, была полна до краёв и содержимое её превратилось в глыбу сплошного льда. Я решил занести кастрюлю на кухню, поставить её на плиту и, когда лёд слегка оттает, выкинуть всю эту глыбу вон и в пустую кастрюлю получить свою порцию каши.

Я взял кастрюлю и вышел из палатки. Была почти уже ночь.. Пронзительный морозный ветер выл в телеграфных проводах и засыпал глаза снежной пылью. У палаток не было никого. Стайки детей, которые в обеденную пору шныряли здесь, уже разошлись. Вдруг какая-то неясная фигурка метнулась ко мне из-за сугроба и хриплый, застуженный детский голосок пропищал:

— Дяденька, дяденька, может, что осталось, дяденька, дай!..
Collapse )

Г.Д.Робертс "Шантарам"

"...здесь надо быть осторожным с этой влюбчивостью. Здесь все не так, как в других местах. Это Индия. Все, приезжающие сюда, неизбежно влюбляются в кого-нибудь — и обычно неоднократно. Но индийцев в этом никому не переплюнуть... Я уже достаточно долго живу в Бомбее и знаю, что говорю. Индийцы влюбляются очень легко и часто. Именно поэтому всем этим сотням миллионов удается достаточно мирно уживаться друг с другом. Разумеется, они не ангелы. Они так же дерутся, лгут и обманывают, как и все остальные. Но индийцы гораздо лучше, чем все другие народы, умеют любить своих соотечественников.

Дидье раскурил сигарету и стал размахивать ею, как сигнальным флажком, пока официант не заметил его и не кивнул, давая знак, что заказ принят. Когда водка с закуской, приправленной карри, прибыли, Дидье продолжил:

— Индия примерно в шесть раз больше Франции. А населения здесь в двадцать раз больше. В двадцать! Можешь мне поверить, если бы миллиард французов жил в такой скученности, то текли бы реки крови. Низвергались бы водопады! А между тем французы, как всем известно, — самая цивилизованная нация в Европе. И даже во всем мире. Так что, будь уверен, без любви Индия прекратила бы существование
".

Внюхиваясь и вглядываясь

Он приблизился к бочкам. Здесь ягоды винограда, по его разумению, отдавали душу. Отдавали в сок, которому вскоре суждено стать вином. Превращение солнечных ягод в солнечный напиток по имени вино ему казалось великим чудом и таинством, и сейчас у него впервые появилась возможность присутствовать при чуде и таинстве. Взяв в руки шест, Коля медленно начал круговорот ягод, внюхиваясь и вглядываясь. Как вдруг ощутил сильный толчок. Он хотел обернуться, увидеть того, кто пихал его в спину... Новый толчок пришелся на затылок и погрузил его лицо в бочку. Коля захлебнулся, попытался выпростать лицо из виноградной жижи и сказать идиоту-шутнику все, что он о нем думает... Но в этот момент его ноги оторвались от пола, голова неумолимо пошла ко дну бочки, и ягоды, - самые прекрасные ягоды, которые только была способна породить земля, - поглотили его тело целиком. Легкие наполнил виноградный сок, - едва забродивший, пряный, смертельный. Его больше никто не толкал, но Коля об этом уже не узнал. Он умер.

(no subject)

М.В.Леонтьев - далеко не Цицерон. Но иногда говорит афоризмами:
"Если вы объедините большевика и деникинца, вы центриста не получите. Вы получите фарш. А фарш не живёт" (о новой украинской коалиции, разумеется).

Экспромт

Решил запостить свежую мысль - пока она ещё свежая, а то ведь мысль - та же осетрина... Так вот. Сколь часто приходилось мне сталкиваться с аргументом, призванным выбить почву из-под ног моего резонёрства, указуя на факт мiрового разноцветья, малосовместимого с моим чёрно-белым вИдением мiра.
Выражался оный аргумент менее витиевато, а именно: "Ты, Буянер, упёртый баран. Для тебя есть два мнения - одно твоё, другое глупое. А жизнь разнообразна, в ней, кроме чёрного и белого, есть куча разных иных оттенков, которых ты не учитываешь или, попросту, не видишь". Collapse )