Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

"Мещанин" и "обыватель" (ответ babariha)

 

Есть в языке слова, значение и употребление которых подверглись столь сильным деформациям, в силу исторических пертурбаций и, особенно, идеологических наслоений, что первоначальный смысл иной раз оказывается откровением для любопытствующего. С другой стороны, профессиональный долг требует оговориться, что, с точки зрения современного (так называемого «синхронного») состояния языка, ни этимология слова, ни его более ранние синхронные семантические состояния (простите, Христа ради, не могу я без птичьего языка на эти темы, сейчас уже полегче будет!) не имеют никакого значения – важно лишь то, чтó данное слово означает сегодня. И, тем не менее... 

...Как свидетельствует этимологический словарь Фасмера, слово «мещанин» заимствовано в русский язык из польского, где его эквивалент mieszczanin (ylucc, оцените графическое отражение сибилянтного кластера! Это же поэма, музыка, полонэз Огинского!) означает просто «горожанин». Это значение было основным вплоть до Революции, в чём я самолично убедился семи или восьми лет от роду, изучая дипломное свидетельство своей бабушки, Лии Срульевны Буянер, мещанки, иудейского вероисповедания. Иными словами, русское «мещанин» было прямым эквивалентом французского «буржуа» и восприняло, вместе с прямым смыслом, и все негативные коннотации последнего, а они, как известно, далеко не нейтральны в политическом смысле, поскольку принадлежат злейшим врагам того самого сословия «горожан», то есть, буржуазии, то есть, мещан. При этом, правда, надо учесть, что принадлежность к оному сословию определялась не столько проживанием в городе (там много кто жил помимо), сколько владением неким минимальным имуществом и НЕпринадлежностью к иному классу – к примеру, духовенству или дворянству.

 

Почти та же судьба постигла синоним «мещанина» – «обыватель». У меня очень сильное подозрение, что это тоже полонизм (Фасмер хранит насчёт этого слова подозрительное молчание, будто нет его в природе, а других справочников под рукой нет), уж очень нетипичное у него словообразование. Как бы то ни было, польский эквивалент obywatel означает, просто-напросто, «гражданин». Само же понятие «гражданства» глубоко буржуазно, поскольку, фактически, ставит на одну доску принадлежность к упомянутому сословию и причастность нации (понимаемой в терминах французских Просветителей XVIII века). Иными словами, слово «гражданин», будучи, в основе своей синонимом «мещанина» (а заодно и «обывателя»), оказывается его противоположностью в плане семантической окрашенности, восприняв побочные коннотации не из жаргона врагов буржуазии, а из её собственного (времён Французской Революции). То, как эти враги-близнецы ужились в новоязе уже Русской Революции, – само по себе иллюстрирует её идеологический эклектизм: будучи, в основе своей, марксистской (то есть, антибуржуазной par excellence), она сознательно подражала Французской, начиная с Марсельезы («Отречёмся от старого мiра») и кончая специфическими языковыми клише: «Комитет Общественного Спасения», «мера социальной защиты», «подозрительные элементы» и, наконец, апогей – «враг народа».

 

Но вернёмся в сегодняшний день. Что такое сегодня «обыватель» (он же «мещанин»), если не вдаваться в тонкости языковой истории? Помню, лет двадцать назад, в недовыродившейся тогда ещё передаче «До и после полуночи» писатель и экономист Н.П.Шмелёв весьма эмоционально обрушился на поколениями воспитывавшуюся в советских людях ненависть к «мещанству». Я, естественно, не могу сейчас ничего процитировать, но за точность передачи основной идеи ручаюсь: согласно Шмелёву, пресловутое «мещанство» – не что иное, как ярлык, призванный опорочить в глазах новых поколений представления их отцов и дедов (а особенно – матерей и бабок) о базовых семейных ценностях: домашнем уюте, рачительном хозяйстве не в ущерб хлебосольству и т. п. Достигалось это путём окарикатуривания наиболее уязвимой стороны русского мещанского быта, а именно, эстетической: тут уж постарались обладатели высокого художественного вкуса, весьма точно обозначившие и обнажившие уродство некоторых своеобразных пристрастий русского мещанина «в области бытовой культуры» (однако, упорно не замечавшиие гораздо более разительных провалов вкуса у русского пролетария). В результате мы имеем то, что имеем: наиболее уязвимое звено русской жизни сегодня – именно то, что должно было бы быть её якорем – семья. Можно указать массу всевозможных причин того, почему наш быт столь кошмарен, но не в последнюю очередь он таков потому, что много сил было положено на разрушение даже не самого старого быта (это-то само собой), но на поругание его памяти.

 

С этой точкой зрения я абсолютно солидарен, но хотел бы от себя добавить пару слов о дне сегодняшнем, когда борьба с «мещанством» уже сама стала историей, но за словами «мещанин» и «обыватель» сохранился привитый им малосимпатичный смысл. Если воздержаться от каких-либо оценок и ярлыков, то обыватель – это типичный консерватор, представитель того самого «среднего класса» (в эпоху Французской Революции именовавшегося «третьим сословием»), рождения которого так вожделели наши либералы. Однако, ребёнок их подвёл. Рождения консервативной буржуазии может жаждать (и жаждет) буржуазия революционная, самонадеянно полагающая, что пребудет на вершине власти, пока самой не надоест (при этом надо оговориться, что сама по себе, она не есть сословие, а представляет собою нечто вроде инициативной группы, «Якобинский клуб»). Когда же нарождается нечто вроде искомого «среднего класса», то оказывается, что, в силу присущего ему прагматизма, молодого цинизма и потребности в «чувстве уверенности в завтрашнем дне», он, условно говоря, ставит на Путина, подобно тому, как французская буржуазия 300 лет назад пошла за Наполеоном. Если кому-то сравнение покажется слишком лестным для ВВП, то зря – он, по крайней мере, не лишил (и, надеюсь, не лишит) Россию трети мужского населения в захватнических войнах.

P.S. Господа, я честно пытался спрятать основную часть под кат , но последние месяцы тэги у меня не срабатывают. Может, кто знает замену простому <lj-cut>...</lj-cut>? Впрочем, тэг <lj user=...> у меня тоже работает только в заголовке, а втексте - бастует. Полночи промучился, потом плюнул и поставил так. Не обессудьте!  

Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…