Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

"Зороастр: политик или шаман?", ч. II

Настал черёд того достопамятного ухода в изгнание, которому Херцфельд посвятил столько труда, пути вдоль почтового тракта из Раги в Тус, со ставшей теперь знаменитой остановкой в Кумисе, где некий персидский джентльмен отказал Зороастру в убежище. В каждой своей новой книге Херцфельд обогащал эту историю свежими подробностями. Теперь всё стало ясно, кроме, разве что, одной детали: была ли повозка, в которой путешествовал Зороастр, его собственной или взятой напрокат у друга.

Обо всех эпизодах этой захватывающей истории – о суде Гауматы, отказе Камбиза пересмотреть приговор, событиях в Раге, Кумисе, Тусе – Херцфельд обнаружил прямые свидетельства в собственных сочинениях Зороастра – Гатах, которые, в данном случае, были его единственным источником. Никто из предшественников Херцфельда – а их у него было много – не нашёл следов этих событий ни в Гатах, ни где-либо ещё.

В Тусе Зороастр встретил радушный приём у местного парфянского сатрапа Виштаспы – отца того самого Дария, которому было предначертано стать Царём Царей Персии после смерти Камбиза. Влиятельные позиции при дворе Виштаспы занимали двое братьев, Джамаспа и Фрашауштра, члены правящего персидского дома. Зороастр счёл, что для упрочения собственного положения, было бы мудро и самому стать членом этой семьи, и ввёл дочь Фрашауштры в свой гарем. Его новоприобретённые родственники стали делать всё возможное для отмены приговора об изгнаниии, столь легкомысленно утверждённого Камбизом: и Джамаспа и Фрашауштра ездили в отдалённую резиденцию самогó Великого Царя Кира ходатайствовать за Зороастра. Вполне можно было ожидать, что, будучи, несмотря ни на что, приёмным отцом Зороастра, Кир протянет руку помощи изгнаннику. Но все усилия оказались напрасны: Зороастру было предписано оставаться в Тусе, будучи отрезанным от крупных центров Персидской Империи и лишённым возможности заниматься своим любимым делом – плести политические интриги. Всё, что он мог сделать – и сделал – это сочинить несколько новых гимнов, проклинающих Камбиза и его закадычного друга Гаумату.

После смерти Кира и восшествия Камбиза на престол перспективы Зороастра восстановить предназначенный ему по праву рождения статус казались утраченными навсегда. Но судьба снова улыбнулась ему: вскоре он был обрадован вестью о внезапной смерти Камбиза, а затем, оставаясь за кулисами, организовал убийство своего злейшего врага – Мага Гауматы.

История Камбиза, его ошибок и неудач, тайного убийства его младшего брата Бардии; того, как за время отъезда Камбиза из Персии Маг Гаумата узурпировал трон, выдавая себя за Бардию; того, как Камбиз умер, пытаясь спешно вернуться из Египта; как мнимый Бардия был разоблачён, и семеро знатных персов, в том числе Дарий, расправились с Гауматой и провозгласили Дария Царём Царей – все эти события слишком хорошо известны и не нуждаются в повторении. В данном случае нас интересует исключительно та роль, которую в этой истории якобы играл Зороастр.

Человеком, которому, согласно Геродоту, Камбиз поручил убить своего брата, был персидский вельможа по имени Прексасп. От Херцфельда мы узнём, что этот Прексасп был братом Джамаспы и Фрашауштры и, стало быть, дядей одной из жён Зороастра. Геродот свидетельствует, что Прексасп никому не выдавал своей тайны: он бы неминуемо поплатился жизнью, узнай кто-нибудь, что он – убийца престолонаследника. Как бы там ни было, благодаря Херцфельду мы теперь знаем, что Прексасп всё же не смог сохранить свою миссию в секрете от братьев. С тем же успехом он мог рассказать о ней кому угодно, поскольку его брат Фрашауштра, разумеется, сообщил обо всём дочери, та – рассказала своему мужу Зороастру, а Зороастр радостно оповестил весь мiр. И когда известие о смерти Камбиза достигло Туса, Зороастр, наконец, понял, как отомстить Гаумате: он сочинил ещё несколько зажигательных гимнов, вдохновлявших его слушателей на убийство узурпатора. По крайней мере один из них – сын Виштаспы Дарий – внял призыву и поспешил совершить то, на что сподвиг его Зороастр.

Остаётся только сожалеть о том, что когда Дарий, успешно завершив своё предприятие, установил царскую надпись, увековечивавшую эти события и содержавшую перечень имён его помощников, он не удосужился упомянуть в ней Зороастра, совету которого он был столь глубоко обязан. Критики Херцфельда всякий раз указывали на значительность того факта, что в надписи Дария отсутствует имя Зороастра. Однако и этот пункт оказался теперь разъяснён: участие Зороастра в заговоре не было упомянуто по его собственному желанию: он хотел оставаться в тени. Здесь мы видим образы двух человек, составляющих заговор с целью скрыть правду, которые, тем не менее, в своих речах и писаниях, с почти монотонным постоянством провозглашают приверженность Правде первейшей обязанностью Человека, которые непрестанно обличают все виды лжи и лжецов, всякое мошенничество и лицемерие. И один из этих хитрых и лицемерных интриганов был тем самым человеком, которого персы – видимо, по ошибке, – считали своим пророком на протяжении многих столетий.
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments