Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

О.Шпенглер о России1

Другой псевдоморфоз у всех нас сегодня на виду: петровская Русь... Русская «эпоха Меровингов» начинается с ниспровержения татарского господства Иваном III (1480) и ведёт через последних Рюриковичей – к Петру Великому (1689 – 1725). Эта эпоха точно соответствует времени от Хлодвига до битвы при Тертри (687), в результате которой Каролинги фактическиэтим - получили всю полноту власти. Я советую всякому прочесть «Историю франков» Григория Турского, а параллельно с этим – соответствующие разделы старомодного Карамзина, прежде всего, те, что повествуют об Иване Грозном, Борисе Годунове и Шуйском. Большего сходства невозможно представить. Вслед за этой московской эпохой великих боярских родов и патриархов, когда старорусская партия неизменно билась против друзей западной культуры, с основанием Петербурга (1703) начинается псевдоморфоз, втиснувший примитивную (у Шпенглера «примитивный» отнюдь не носит пренебрежительного оттенка, Д.Б.) русскую душу вначале в чуждые формы высокого барокко, затем Просвещения, а затем – XIX столетия. Пётр Великий сделался злым роком русскости... Имелась возможность подойти к русскому мiру на манер Каролингов или же Селевкидов, а именно в старорусском или же в «западническом» духе, и Романовы приняли решение в пользу последнего. Селевкиды желали видеть вокруг себя эллинов, а не арамеев.

Примитивный московский царизм – это единственная форма, которая впору русскости ещё и сегодня, однако, в Петербурге он был фальсифицирован в династическую форму Западной Европы. Тяга к святому Югу, к Византии и Иерусалиму, глубоко заложенная в каждой православной душе, обернулась светской дипломатией, с лицом, повёрнутым на Запад. За пожаром Москвы, величественным символическим деянием пранарода, в котором нашла выражение маккавейская ненависть ко всему чуждому и иноверному, следует вступление Александра в Париж, Священный союз и вхождение России в «Европейский концерт» великих западных держав. Народу, предназначением которого было ещё на протяжении поколений жить вне истории, была навязана искусственная и неподлинная история, постижение духа которой прарусскостью – вещь абсолютно невозможная. Были заведены поздние искусства и науки, просвещение, социальная этика, материализм мiровой столицы, хотяв это предвремя религия – единственный язык, на котором человек был способен понять себя и мiр; и в лишённом городов краю с его изначальным крестьянством, как нарывы, угнездились отстроенные в чуждом стиле города. Они были фальшивы, неестественны, невероятны до самого своего нутра. «Петербург самый отвлечённый и умышленный город на всём земном шаре», – замечает Достоевский...

Всё, что возникло вокруг, с самой той поры воспринималась подлинной русскостью как отрава и ложь. Настоящая апокалиптическая ненависть направляется против Европы... Москва святая, Петербург – сатана; в распространённой народной легенде Пётр Великий появляется как Антихрист. То же самое слышится нам и изо всех апокалипсисов арамейского псевдоморфоза: от книг Даниила и Эноха и до эпохи Маккавеев, вплоть до Откровения Иоанна, Баруха и 4-й книги Эздры – против Антиоха, Антихриста, против Рима, Вавилонской блудницы, против городов Запада с их духом и пышностью, против всей вообще античной культуры.
Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments