Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

О.Шпенглер о "народах"3 (в том числе, о евреях)

Античные нации являют собою, как это и соответствует статично-эвклидовой душе их культур, мельчайшее изо всех мыслимых телесных единств. Нации здесь – это не эллины или ионийцы, не демос всякого единичного города, союз взрослых мужчин, обособленный в правовом отношении, а тем самым – и национально: сверху – от типа героя, снизу – от рабов... Нация эта всецело отвечает античному прасимволу: всякий народ был был видимым и обозримым телом, σωμα, которое решительно отрицало понятие географического пространства...

Греческий «народ» в нашем смысле – это недоразумение: греки вообще никогда не знали этого понятия. Появившееся ок. 650 г. название «эллины» обозначает не какой-либо народ, но совокупность античных культурных людей, сумму наций в противоположность варварству (от себя добавлю – и иудейству, как единственного не поддающегося эллинизации элемента античных империй, Д.Б.). И римляне, этот подлинно городской народ, не были в состоянии «мыслить» свою империю как-то иначе, нежели в форме бесчисленных национальных точек, civitates, на которые они раздробили все пранароды своей империи также и в правовом отношении. В тот момент, когда национальное чувство в этой его форме угасло, завершилась также и античная история...

Нация в магическом (он же «арабский» в терминологии Шпенглера, Д.Б.) смысле – это общность исповедников, союз всех тех, кто знает истинный путь к спасению и внутренне связан между собою «иджмой» этой веры. Человек принадлежит к античной нации через обладание правами гражданства, к нации магической – посредством сакраментального акта: к иудейской – через обрезание, к мандаитской и христианской – через вполне определённый способ крещения. Что для античного народа гражданин чужого города, то для народа магического – неверующий. Никакое общение и никакой брачный союз с ним невозможны, и эта национальная замкнутость простирается настолько далеко, что в Палестине друг подле друга формируются иудейско-арамейский и христианско-арамейский диалекты. В то время как фаустовская (то есть, западноевропейская, Д.Б.) нация хоть и связана с определённым видом религиозности, однако непременной связи с вероисповеданием не имеет, в то время как античная вообще не состоит в каких-либо исключительных отношениях с отдельными культами, – магическая нация с понятием церкви просто совпадает. Античная нация внутренне связана с одним городом, западноевропейская – с ландшафтом, арабская же не знает ни отчего края, ни родного языка. Выражением её мiроощущения является только письменность, которую всякая «нация» создаёт сразу же по своём возникновении. Однако, как раз потому это, в полном смысле слова магическое чувство, и является таким внутренним и стабильным, что от него веет чем-то совершенно загадочным и жутким на нас, фаустовским людям, кому явно здесь недостаёт понятия родины. Эта негласная и сама собою разумеющаяся спаянность, – например, ещё сегодняшних иудеев среди их западных народов-хозяев – проникла в разработанное арамеями «классическое» римское право в качестве понятия юридического лица, не означающего ничего, кроме магической общности. Иудейство после Вавилонского пленения было юридическим лицом задолго до того, как люди открыли само это понятие.

Пранароды, которые предшествуют этому развитию событий, существуют, главным образом, в форме племенных общностей, и среди них с начала 1-го тысячелетия до Р. Х. были южноаравийские минейцы, название которых ок. 100 г. исчезает, халдеи, появляющиеся также ок. 1000 г., как группа говоривших по-арамейски племён, и в 625-539 гг. правившие вавилонским мiром, израэлиты до Пленения и персы Кира, причём форма эта укореняется в народном ощущении так основательно, что со всемени Александра развивающиеся повсюду сословия духовенства получают имена исчезнувших или вымышленных племён. У иудеев и южноаравийских сабеев они называются левитами, у мидийцев и персов – магами (по одному вымершему мидийскому племени), у приверженцев нововавилонской религии – халдеями (также по распавшейся к этому времени группе племён). Однако, и в этой культуре, как и во всех прочих, древнее деление на пранароды, в конце концов, оказалось полностью преодолённым энергией чувства национальной общности. В populus Romanus, вне всякого сомнения, имелись народные элементы чрезвычайно различного происхождения, а нация французов вобрала в себя как салических франков, так и романских и древнекельтских туземцев; подобным образом и магическая нация более не знает происхождения как отличительной характеристики. Это складывалось очень неспешно, и среди иудеев эпохи Маккавеев, как и у первых последователей Мухаммеда, племя ещё играет значительную роль, однако, для созревших внутренне культурных народов этого мiра, как для иудеев талмудического времени, оно уже ничего не значит. Тот, кто принадлежит к вере, принадлежит и к нации; уже предположить какое-нибудь иное основание общности было бы кощунством. В эпоху раннего Христианства правитель Адиабены со всем своим народом перешёл в Иудаизм; тем самым, они влились в еврейскую нацию. То же самое относится к к армянской знати и даже к знати кавказских племён, которые, должно быть, делались тогда иудеями в массовом порядке (?!! – откуда он это знает?!! Абсолютно недоказуемо, хотя я практически уверен, на основании косвенных данных, что так оно и было, Д.Б.), и, по другую сторону – к бедуинам Аравии вплоть до самого крайнего Юга, а за её пределами – даже к Африканским племенам вплоть до озера Чад (лёгкое преувеличение – не Чад, а Тана, Д.Б.). Свидетельством этого всё ещё являются фалаша, чёрные иудеи в Абиссинии. Очевидно, чувство единства нации не бываало поколеблено даже такими расовыми различиями. Уверяют, что ещё и сегодня евреи с первого взгляда способны выделить абсолютно различные расы, и что в восточноевропейских гетто отчётливо прослеживаются «племена» в ветхозаветном смысле. Однако, это не есть различение нации. Согласно фон Эркерту, среди нееврейских кавказских народов широко распространён западноевропейский еврейский тип, а по Вейсенбергу, среди длинноголовых южноаравийских иудеев он почти не встречается...

Однако, эти расчленённые на племена пранароды растворились в магических нациях, породив персов, иудеев, мандаитов, христиан и др., и происходить это должно было в массовых масштабах. Я уже указывал на то решающее обстоятельство, что задолго до начала нашего летосчисления персы представляют собою исключительно религиозную общину, и нет сомнения в том, что вследствие перехода в религию маздаизма их число бесконечно умножилось. Вавилонская религия тогда исчезла (так что её приверженцы стали частью «иудеями», а частью «персами»), однако, существовала произошедшая из неё, новая по своему внутреннему существу и родственная как персидской, так и иудейской астральная религия, носящая название халдейства, приверженцы которой представляли собою подлинную говорившую по-арамейски нацию. Из этого арамейского населения халдейско-иудейско-персидской нации произошли как Вавилонский Талмуд, Гнозис и религия Мани, так и – в исламскую эпоху, после того, как нация эта почти вся перешла в арабскую, – суфизм и шиизм.
«Закат Европы», т. II, гл. 2, ч. 3, п. 18
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!