Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Category:

К.-Г.Юнг о животных (из книги "Воспоминания, сновидения, размышления")

(В детстве) Растения меня тоже интересовали... Я был убеждён – не знаю, почему, – что их не следует срывать и засушивать. Для меня они, пока росли и цвели, были живыми существами, в них таился некий скрытый смысл, некая Божья мысль. За ними следовало наблюдать с трепетом и философской любознательностью. Биолог мог бы рассказать о них много интересного, но для меня это существенного значения не имело. Что же, на самом деле, существенно – мне было не вполне ясно. Как они, растения, связаны с христианской верой или с отрицанием мiровой воли, было мне непостижимо. Они, очевидно, находились в Божественном неведении, которое лучше не нарушать. Насекомые, по контрасту, были «неестественными» растениями: цветами и плодами, которые позволили себе ползать в разные стороны на лапках-ходулях, летать на крыльях, похожих на листья, и грабить растения. За эту незаконную деятельность они были приговорены к массовому уничтожению, вроде карательных экспедиций по истреблению майских жуков и гусениц. Моё «сострадание ко всем Божьим тварям» распространялось исключительно на теплокровных животных. Только к лягушкам и жабам я питал некоторую слабость из-за их сходства с людьми.

(В университете) После первого вводного курса я стал младшим ассистентом на кафедре анатомии, и в следующем семестре профессор назначил меня ответственным по курсу гистологии, что меня вполне устраивало. Более всего меня интересовали, причём с с чисто морфологической точки зрения, эволюционная теория и сравнительная анатомия, я также был знаком и с неовитализмом. Иначе обстояло дело с физиологией: мне были глубоко неприятны все эти вивисекции, которые производились, по-моему, исключительно в целях наглядной демонстрации. Меня не покидала мысль, что животные сродни нам, что они не просто автоматы, используемые для демонстрации экспериментов. Поэтому я пропускал лабораторные занятия так часто, как только мог. Я понимал, что опыты на животных небесполезны, но их демонстрация казалась мне жуткой и варварской, а главное, я не видел в ней необходимости. Моё чересчур развитое воображение вполне позволяло представить всю процедуру по одному лишь скупому описанию. Моё сочувствие к животным было основано вовсе не на аллюзиях шопенгауэровской философии, а имело более глубокие истоки – восходящее к давним временам отождествление себя с животными. В то время, конечно, я ничего не знал об этом психологическом факторе. Моё отвращение к физиологии было настолько велико, что экзамен я сдал с большим трудом. Но, всё-таки, сдал.

(Во время путешествия по Кении и Уганде, 1925) Рядом со мной находилась высокая скала, где жили огромные павианы. Обычно они с шумом и криками носились по лесу, но каждое утро они тихо застывали на краю скалы со стороны восходящего солнца, будто тоже ожидали рассвета. Они походили на павианов из храма Абу-Симбел в Египте, чьи застывшие движения напоминали молитвенные жесты. Здесь повторялся один и тот же сюжет: с давних пор люди поклонялись великому богу, избавляющему мiр от тьмы, несущему в себе лучистый небесный свет.
Я тогда осознал, что в душе всегда живёт стремление к свету, неудержимое желание вырваться из первобытной тьмы. Ночью всё живое погружается в глубокое уныние, и каждой душой овладевает неизъяснимая тоска по свету. Это тоскливое выражение мы видим в глазах туземцев и животных. В глазах животных прячется печаль, и никто никогда не узнает, порождение ли это их души или болезненное чувство – знак первобытного, первоначального состояния мiра. Эта печаль – суть настроения Африки, постоянное ощущение ею своего одиночества. Первобытная тьма сопричастна глубокой материнской тайне, потому так остро переживают негры рождение солнца – ведь в этот момент является свет, является освобождение, избавление от тьмы... Ночью над этой землёй нависает такая тьма, что ночь становится не просто ночью, а тьмой души, вековечной ночью, которая сегодня та же, что была миллионы лет. И желание увидеть свет – это желание обрести сознание.

Для сравнения: «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, – потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего (её), – в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего». – Рим. 8: 19-23.
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments