February 15th, 2016

Вопрос формы

И, наконец, вопрос формы.
Тут есть некоторая предыстория. Пару месяцев назад я нашел древнюю советскую публикацию С.Алексиевич, в которой она восхваляла Дзержинского. Задумался о форме подачи. Решил подать в сатирическом ключе, мне казалось, это немного смягчит восприятие. Написал текст (недавно, кстати, его перечитал: злобно, конечно, но ни за одно слово мне не стыдно, сатира должна быть кусачей, а публичные общественные деятели должны уметь держать удар). Среди упреков, на меня посыпавшихся (справедливости ради, были не только упреки, но и восторги, к сожалению, частью в такой форме, что воспринимались хуже, чем упреки), были упреки в выборе форме. Я даже с ними по горячим следам согласился и повинился.
Прошел месяц. С.Алексиевич выступила со своей нобелевской речью, в которую сочла нужным вставить русофобский пассаж, услышанный во время путешествий по России. Я обнаружил, что на самом деле этот пассаж восходит к давней статье М.Горького и написал об этом. В этот раз форма подачи была совершенно сухой, собственно, только цитаты из Горького и Алексиевич. Тем не менее с упреками все обстояло ничуть не хуже, чем раньше.
Этот Горький опыт заставил меня еще раз передумать и решить, что, пожалуй, в вопросе выбора формы я на мнение читателей больше ориентироваться не стану, так как по шее мне надают так или иначе
(выд. мною, Д.Б.), а в легком жанре я хотя бы удовольствие от написания текста получу (при этом я вполне осознаю, что юмор у меня специфический, а кому-то даже юмором не кажется).