Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Из воспоминаний Б.Шлерата (продолжение)

Schlerat
До и после прихода к власти нацистов (стало быть, 1932-33 гг.)
Годы перед приходом Гитлера к власти отмечены в моей памяти нуждой и хаосом. Родители часто упоминали в разговорах семь миллионов безработных. Безработица же означала тогда низвержение в ничто.
        С утра до вечера раздавались звонки в дверь. Самые разные люди просили подаяния. Мать обычно давала им бутерброд или пять пфеннигов. Если за день приходило слишком много народу, она переставала открывать, и тогда мы, спрятавшись за занавесками, смотрели, ушёл ли очередной попрошайка. Часто, в отчаянии, они ещё подолгу сидели на лестнице. <...> Многие из нищих были хорошо одеты. Некоторые стояли молча, когда им открывали, другие пространно описывали свои невзгоды, третьи предлагали выбить ковры. Однажды мать насчитала за день шестнадцать человек.
        Одну из лавок по Адрианштрассе превратили в тёплую бытовку. Она была битком набита людьми, частью сидевшими на табуретках, частью стоявшими. <...> Родители говорили, что в подобных помещениях было строжайше запрещено говорить о политике: «Не то сразу дойдёт до смертоубийства». Поскольку весь наш район был обеспечен централизованным теплоснабжением, этим людям приходилось идти сюда из других частей города. Я проходил мимо этой лавки с лёгким ужасом, глядя на одетых в тёмное людей, которые, казалось, целыми днями стояли или сидели молча. Помню одного, неизменно сидевшего справа от окна и неподвижно читавшего толстую книгу. Я спросил: «Что читает этот человек?» - «Да, Бог мой, что ему теперь читать…» - ответила мать. <...>
        …В 20-е и начале 30-х тон на улицах задавала разного рода униформа. Мало того, что во всех партиях было военизированное крыло, – члены религиозных и мировоззренческих общин, музыкальных обществ, землячеств – все носили свою униформу, в том числе и вне «службы», чтобы подчеркнуть принадлежность к своим. Время от времени происходили жестокие уличные столкновения, иногда политические убийства. «Это коммунисты дерутся с нацистами, – говорил отец. – Одни хуже других. Позор человечества». Сам я не имел об этом никакого представления.
            Что ещё сказать о партиях? Произносились чьи-то имена, но всё это представлялось каким-то немыслимым лабиринтом. Пожалуй, так же воспринимало это и большинство взрослых: «Монархия себя изжила» – «Германия окружена врагами, которые стремятся её уничтожить». Безнадёжность, страх перед будущим – таково было всеобщее настроение.

…Смена власти в 1933 году отчётливо сохранилась в моей памяти. Насколько отличаются мои воспоминания от того, что писалось и говорилось о ней все годы после Войны! Я помню её как чудовищной силы коллективное переживание счастья. Униженный народ, оскорбляемый и презираемый всем остальным миром, погружавшийся в хаос и нищету, - встал с колен. Жизнь снова обрела смысл. Французы никогда больше не вторгнутся в Рур! Заботы, преследовавшие людей ещё в начале года, рассеялись как дым. Люди обнимались от радости. С улиц исчезли попрошайки. Снова стало можно без страха ходить по ночному городу. Взломы квартир отошли в прошлое. Огородники разобрали свои самострелы. Коммунисты толпами вступали в НСДАП,  и даже евреи подавали заявления о приёме в партию. Но главное – мир стал проще (выд. мною, Д.Б. По-моему, это ключевая фраза убойной силы). Политические отношения после Первой Мировой войны для большинства немцев оставались покрыты мраком. Ретроспективно они казались страшным, безумным сном. Это ощущение счастья длилось, насколько я помню, вплоть до 1938 года, когда поначалу возник дефицит сливочного масла, и это, казалось бы незначительное, обстоятельство заставило многих задуматься. Оно действовало как шифрованное сообщение – требовалось лишь опознать его и правильно прочесть. Голодные годы в конце Первой Мировой войны были ещё свежи в памяти. Росло предчувствие надвигающейся войны. И все очень этого боялись.
            Среди людей попроще масло было тогда символом статуса. Рабочие почти никогда не могли себе его позволить и довольствовались безвкусным маргарином «Рези». Мелкие служащие могли скрасить свой рацион маслом чаще – если домохозяйка умела экономить. Многие покупали маргарин в другом районе, чтобы обмануть бдительность любопытных соседок. Мой друг Эрнст Хельмлингер говорил своим родителям: «У Бернфрида в доме всегда есть масло».
          История писалась и пишется теми, кто пережил приход Гитлера к власти совсем иначе, так что в конечном счёте память о первых счастливых пяти годах оказалась стёрта из общей памяти и последовательно заменена официальной версией. Всякая критика, всякое высказывавшееся тогда недовольство – а всё это, безусловно, было – старательно затушёвывалось, а тень страшного конца постепенно простиралась всё глубже в прошлое. Мрачные предчувствия 1941-2 гг. оказались спроецированы на 1933, будто уже и тогда всё было заранее ясно. Постоянно воспроизводимые переживания тех, кто подвергался преследованиям и истязаниям, понемногу заслонили все прочие воспоминания. Тем самым в массовое сознание оказался внедрён непреложный исторический факт, как нельзя лучше подтверждаемый частной биографией. Я не пытаюсь представить это как грандиозную попытку вытеснения – поскольку большинству и вытеснять было нечего, - но скорее как колоссальный публицистический успех. И, разумеется, как победу истины. То, что в своё время было скрыто, вышло на свет. Но, на сегодняшний день, маятник качнулся слишком далеко, и образ тех лет снова оказался искажён.

Продолжение следует
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!