Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Дежавю

По ссылке у anna_bpguide
У нас есть некоторое количество заблуждений, может быть, исторических, а может быть, политических. Одно из этих заблуждений заключается в том, что Россия и русские – это одно и то же. Россия и русские – это совершенно не одно и то же. И никогда не было это одним и тем же. Сейчас Россия и русские – втройне не то же самое, потому что Россия целенаправленно превращается в страну третьего мира со всеми вытекающими последствиями. Российская история эмиграции – не менее интересная, насыщенная, активная и позитивная, чем история самой России. И уже в четвертый раз за последние сто лет всё лучшее, прогрессивное и талантливое Россию покидает.
Одно из этих заблуждений заключается в том, что Россия и русские – это одно и то же. ​Если честно, я не очень люблю термин Global Russians. Не столько из-за Global, сколько из-за Russians. Потому что сама адресация к национальному признаку – не очень хорошая. Но для меня это термин о том, что русский язык и русскоязычная культура намного шире, чем Россия. И мне кажется, что сейчас если что-то и может помочь России, то это именно международное русскоязычное сообщество
.

– То есть Global Russians – это такая симпатичная Россия, которая прорастает маленькими симпатичными ростками по всему миру и является очагами русской культуры где угодно, но только не в самой России?

Я бы поправил эту формулировку. Я не думаю, что можно говорить о русской культуре. Я думаю, что можно говорить о русскоязычной культуре. Это разные вещи.


– В чем же разница?

​– Разница в том, что к русскоязычной культуре принадлежат все те люди, которые считают, что имеют к ней отношение вне зависимости от того, какой они национальности. Например, мы с вами евреи, сидим сейчас в Тель-Авиве, но, конечно, принадлежим к русскоязычной культуре. Поэтому я не считаю правильным никакие адресации к национальным признакам. Русскоязычная культура – это мировое явление. И сегодня Россия по целому ряду политических причин в русскоязычной культуре занимает все меньшее место. Значение России внутри русскоязычной культуры убывает не по дням, а по часам.

​– Чем бы вы объяснили такое странное поведение русских, которые шарахаются друг от друга за границей? Слышат русскую речь и делают вид, что не понимают ее, быстро проходят мимо. Нам иногда странным образом будто бы стыдно за свою русскость за границей.​

​– У этого есть очень серьезные причины. Мы стыдимся самих себя, мы боимся самих себя. В России за последние 100 лет было убито тем или иным способом 52 миллиона человек. Это только граждан страны, не считая иностранцев, которые погибли на территории России. Первая мировая война, революция, Гражданская война (во время Гражданской войны погибло более 10 миллионов человек), сталинские репрессии, Вторая мировая война, послевоенные репрессии, уничтожение тех людей, которые во время войны попали в плен. Нужно признать, что мы с вами родились и выросли в стране, которая является самой страшной точкой геноцида и издевательства над людьми, которая когда-либо существовала в мире за всю историю человечества. Мы этого не осознаём, но ничего даже близкого к этому в истории человечества не было никогда. Мы не понимаем, до какой степени это количество жертв воздействует на нас сегодня<...>

– Как вы оказались в Израиле? Вы долго нащупывали место, в котором хотели бы жить?

Я еврей. Я просто приехал в Израиль и ощутил, что здесь мой дом. Я никогда и нигде себя так не чувствовал. Здесь мне хорошо.<...>

– Когда вы приезжаете в Россию погостить, что вы делаете первым делом?

Я не приезжаю в Россию погостить.

– Вообще больше не приезжаете?

Нет. И не хочу.

– Возможно, скучаете по какому-то конкретному месту, по атмосфере, по людям?

​– Да, я скучаю. Но того, по чему я скучаю, в Москве больше нет. Я скучаю по той жизни, которая была в Москве в девяностые. Я скучаю по великолепной жизни, которая была в Москве в начале двухтысячных, когда приходило новое поколение, к которому, собственно, принадлежите и вы. Это невероятно талантливое и интересное поколение, которое сейчас рассеивается по всему миру. Дико жалко это поколение. По творческому потенциалу оно фантастическое. Эти люди так или иначе связаны с русским языком, а русский язык сложно трансформируется в другой среде. Мой отец (известный советский журналист Егор Яковлев. – РС) в свое время принял решение не уезжать из России, ему нравилась теория малых дел. В результате он, будучи очень-очень талантливым журналистом, прожил жизнь на относительно копеечную зарплату по мировым понятиям. Он зарабатывал на машину "Жигули" книжками про Ленина В. И. Это ужасно и оскорбительно для профессионального человека. То, что происходит сегодня в Москве, – это то же самое.


– Вернетесь в Россию когда-нибудь жить?

Нет, не вернусь.

– Даже никаких сомнений на этот счет?

Мне было бы очень трудно вернуться в Россию жить. Вряд ли. Я был бы счастлив изменить ситуацию в России, но ситуация сейчас находится в такой степени сложности, что сделать с этим что-то сейчас не сможет никто.


Как же я их всех люблю - таких. Сколько подобных интервью читал - и четверть века назад, и в последние годы - все сшиты по одному шаблону: каждый из уехавших и делящихся наболевшим - уникальная творческая личность, каждый полагает себя центром Вселенной, отъезд которого знаменует собою рубеж отечественной истории. Впрочем, нет не "отечественной", а - потусторонней. Среди израильских иммигрантов 90-х большой популярностью пользовалось определение "доисторическая родина", дающее исчерпывающее представление о породившем его психотипе (впрочем, многие повторяли это клише как попки, не задумываясь). Совпадает всё, вплоть до мелочей: всем им было в России страшно - а в Израиле нестрашно; там они не понимали - а здесь понимают, там мрачные люди мрачно бредут по мрачным тротуарам - а здесь по набережной фланируют свободные, раскованные, жизнерадостные люди. Разница в том, что тогдашним их русский язык - мешал, они из-за него чувствовали себя ущербными и надеялись перейти на иврит - что, применительно к журналистам, актёрам и филологам, было, как правило, нереалистично и вело к быстрой фрустрации. Теперь можно влиться в толпу фланирующих, оставаясь русскоязычным и не испытывая по этому поводу никаких неудобств. Гению отечественной журналистики, похоже, не приходит в голову, что почву для его комфорта подготовило поколение иммигрантов, бежавшее от той самой "великолепной" жизни, в которой он и подобные ему катались как сыр в масле, обращая мало внимания на копошение и выживание окружающей биомассы. И это поколение, в массе своей, "русскоязычных" ценностей - не разделяет.

Какая гадость, какая гадость - эта ваша фаршированная заливная рыба!
Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…