Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

О стереотипах и метафорах

Давно хотел сформулировать некоторые наблюдения о национальном символизме на стыке культуры и этнопсихологии. Вообще, пытаться уловить некую "идею", в смысле базового понятия, центрального символа культуры, занятие весьма увлекательное, но крайне субъективное. Кстати, по этой же причине я с большой осторожностью отношусь к вторичным дисциплинам, вроде той же этнопсихологии; на уровне наблюдений они интересны, но на уровне анализа (не говоря уже об обобщении), как правило, начинается анамнез автора.

Тем не менее, попытаюсь. Начну с самого банального. Метафора Англии - Дом. Именно Дом, а не жилище вообще, и не тот, кто в нём обитает. С категорией "дома" связаны как фундаментальные британские представления о правах, начиная с habeas corpus, так и чисто английская мифологема "призрак дома / замка". Кроме всего прочего, этот же топос даёт себя знать в каноническом английском детективе, хранящем в неприкосновенности принцип "трёх единств": действие, как правило, разворачивается в старинном доме, играющем существенную роль в построении сюжета. С особенной наглядностью британское представление о Доме проявляется на материальном уровне: достаточно сравнить исторический центр любого английского или шотландского города, сплошь застроенного частными домами на одну семью, с многоквартирными домами старинных городов континентальной Европы.

Ту же роль, что для Англии Дом, для Франции играет семейное предприятие - лавка, гостиница, мастерская, мельница и т. д. Франция - одна из тех стран, где понятия "нация" и "буржуазия" практически тождественны. Последнюю в последнее время стало модно называть "средним классом" и приписывать ей всевозможные достоинства; как правило, дифирамбы "среднему классу" слышатся из уст любителей Америки, с которой это понятие главным образом и ассоциируется, так же как и трепетное отношение к Собственности. Между тем, во Франции этот комплекс проявляется едва ли не отчётливее, поскольку, в отличие от Америки, хорошо отрефлексирован; в Америке буржуазии было некому себя противопоставлять (если не считать плантаторов Юга, собственность которых тоже была отнюдь не аристократического происхождения), тогда как Во Франции она осознавала себя нацией задолго до того, как ею стала. Если же у кого Франция по инерции ассоциируется с "ль-эта сэ муа", "апрэ ну - лё делюж", мушкетёрами, кардиналами и утончённым, но малогигиеничным развратом, то это явный анахронизм.

Италия - Семья. Семейный обед как священнодействие, родственные связи превыше всего, лёгкий налёт мафиозности в отношении к самым разным сторонам жизни. Как недавно сказал один коллега из северной (что существенно) Италии: "Взять жену из Апулии - значит жениться не на ней, а на её двадцати пяти братьях".

Символ Германии - садовое товарищество. Разумеется, это может быть и жилищный кооператив, коллектив предприятия (в меньшей степени), любой союз пайщиков. Одним словом, не один собственник, как во Франции, а непременно Коллектив. Есть в немецком языке малопереводимое слово Verein, означающее любого рода добровольное содружество - как раз из этой оперы. Естественно, коллективистская доминанта порождает массу сопутствующих качеств: демократизм, дисциплина, порядок, кретинизм (последнее - опционально, но почти неизбежно), склонность к соседскому стуку. Вне коллектива человек бессилен, в коллективе он бесправен, но спокоен - "всё идёт как надо". У нелюбимого мною Набокова есть страшный рассказ "Облако. Озеро. Башня", где этот род отношений описан с непревзойдённой точностью.

Ключевое слово польской культуры - Честь. Не знаю, есть ли ещё один язык, где бы это слово использовалось как приветствие - причём не в высоком штиле, а на уровне бытовой речи. О польском национальном характере говорено и писано немало, всё больше лишнего, но пресловутый польский гонор - вещь более чем реальная. Проявляется он, как водится, очень по-разному, порождая в одних нестерпимое сословное чванство, в других - чванство национально-религиозное (католичество для поляков, парадоксальным образом, стало тем же, чем для армян - Армянская Апостольская Церковь), в третьих - неподдельный, и оттого ещё более театральный пафос, а в третьих - то неопределимое чувство собственного достоинства, без которого человек - раб.
Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…