Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

У.Джемс "Многообразие религиозного опыта"

William_James
Недавно я уже ссылался на эту книгу в связи с заинтересовавшим меня предсказанием автора, что, "...если суждено вновь возродиться религiозной нетерпимости и религiознымъ казнямъ, то нѣтъ сомнѣнiя, что - въ противоположность тому, что было въ среднiе вѣка, - самой нетерпимой стороной окажется религiя душевнаго здоровья". Разумеется, процитированной фразой мой интерес не исчерпывается, тем более что трактат Джемса - как следует, хотя бы, из его названия - выходит далеко за рамки противопоставления "религии душевного здоровья" и "религии страждущей души".

Тем не менее, по прочтении этой, действительно, в высшей сепени интересной книги я пришёл к выводу, что своему названию она никак не соответствует. То, что представлялось американскому автору конца XIX века "многообразием", на сегодняшний день воспринимается как сумма разновидностей в пределах чётко очерченного религиозного типа, а именно, индивидуалистической религии: в первую очередь, христианства, в наипервейшую - протестантизма, в самонаипервейшую - американского евангелизма, с многочисленными ответвлениями в лице методизма ("twice-born"), квакерства и т. д. Попытки Джемса выйти за рамки опыта личного общения - будь то непосредственного или по переписке - и обратиться к свидетельствам адептов иных религий поверхностны и наивны. Он чувствует себя ещё более или менее уверенно, рассуждая о католичестве - вернее, не о Католической Церкви, как таковой, а о мистическом опыте таких католических святых, как Игнатий Лойола или Тереза Авильская, но теряет почву под ногами, обратившись к суфизму или, хуже того, к индуизму и буддизму. Это не мешает ему, однако, с лёгкостью переходить от частных наблюдений к широким обобщениям в нью-эйджевском духе:
"Во первыхъ, - есть ли во всѣхъ противорѣчащихъ другъ другу религiозныхъ убѣжденiяхъ нѣкое общее ядро, на которомъ всѣ они единодушно сходятся?
И во вторыхъ, - можемъ ли мы признать это ядро истиннымъ?
Я начну съ перваго вопроса и безъ колебанiя дамъ на него утвердительный отвѣтъ. Боги и вѣроученiя различныхъ религiй, конечно, противорѣчатъ другъ другу, но существуетъ однообразное явленiе, общее всѣмъ религiямъ: это душевное освобожденiе. Оно складывается изъ двухъ частей: -
1. Душевное страданiе.
2. Освобожденiе отъ него.
1. Страданiе, сведенное къ простѣйшей своей формѣ, состоитъ въ чувствѣ, что со мной, каковъ я есмь теперь, происходитъ что-то дурное.
2. Освобожденiе состоитъ въ чувствѣ, что я спасенъ отъ зла благодаря прiобщенiю къ высшимъ силамъ
".
Было бы, тем не менее, несправедливо упрекать Джемса в какой бы то ни было предвзятости. Обозначая предмет своего исследования как "личную религию", он недвусмысленно предупреждает:
"Съ перваго шага мы встрѣчаемъ пограничную линiю, проходящую черезъ всю область религiи. По одной сторонѣ ея находится религiя какъ учрежденiе, по другой - какъ личное переживанiе... Въ этихъ лекцiяхъ я намѣренъ совсѣмъ оставить въ сторонѣ тотъ видъ религiи, который воплощается въ опредѣленныхъ внѣшне формах; я не буду говорить о церкви, и постараюсь обращаться возможно меньше къ теоретическому богословiю и идеямъ о самомъ Божествѣ. Я хочу, насколько мнѣ это доступно, всецѣло сосредоточиться на личной религiи".

Таким образом, как нередко случается, заданные параметры исследования в значительной степени предопределяют его результат. "Личная религия" в смысле Джемса предполагает либо развитую рефлексию, позволяющую человеку дать вразумительный отчёт о своих переживаниях (пусть даже он сведётся к тому, что они "невыразимы"), либо остро девиантное поведение, обращающее на себя внимание и достаточно выразительное, чтобы служить материалом для беспристрастного (как ему кажется) анализа. Нет ничего удивительного, что весь спектр рассматриваемых Джемсом явлений лежит между видениями св. Терезы и эксцентричными выходками американских проповедников жизни во Христе (как они её понимают).

В заключение, рассмотрев массу случаев (которые, тем не менее, производят довольно однородное впечатление), Джемс задаётся вопросом: как и с какой точки зрения следует оценивать религиозный опыт, предпосылая ему другой, не менее важный вопрос:
"Можно ли утверждать, что сочетанiе религiи съ другими элементами жизни даетъ у всѣхъ людѣй одни и те же результаты? Можно ли утверждать, что въ жизни всѣхъ людѣй заключаются одни и тѣ же религiозные элементы? Иными словами, нормаленъ или нѣтъ тотъ фактъ, что существуетъ такъ много религiозныхъ типовъ, сектъ и вѣроученiй?"
Как легко догадаться уже по самой постановке последнего вопроса, ответ на него даётся положительный. При этом разнообразие учений объявляется простым следствием разнообразия человеческих характеров: по большому счёту, религия - дело глубоко интимное, а выделение из некоего "религиозного континуума" определённых догматических систем обусловлено исторически и, опять-таки, психологически - в силу потребности человека в единомышленниках. Что же касается ответа на главный вопрос - как оценить религию "вообще" - Джемс, строго придерживаясь декларируемого им прагматического подхода ("по плодам их узнаете их"), приходит к выводу, что религия, в целом, вещь полезная, так как гармонизирует отношения человека с мирозданием, позволяя ему попутно решить массу психологических проблем.

По сравнению с подходом, который я бы назвал вульгарно-атеистическим, подход Джемса, безусловно, предпочтителен: в стране, где на протяжении семидесяти лет пережёвывали идеологическую жвачку, объяснявшую всякую религию пережитками первобытных представлений, в свою очередь, коренящихся в "стахе человека перед силами природы" (уровень науки середины XIX века), критика концепции "пережитка" должна была восприниматься как глоток свежего воздуха. Но в нынешних условиях становятся как никогда очевидны изъяны принятого Джемсом метода. Рассматривая "религию вообще", то есть, в отрыве от конкретных религиозных систем, он, тем самым, выдаёт феноменологическое сходство за сущностное единство. Приводя массу примеров того, как религиозный экстаз приводит человека на грань психического расстройства, он, тем не менее, склонен рассматривать религию, в первую очередь, как средство психотерапии. Излагая принципы своего исследования, он пишет буквально следующее:
"Мы будемъ обращаться только къ тѣмъ первоисточникамъ опыта, которые послужили первообразомъ для всѣхъ дальнѣйшихъ внушенныхъ чувствъ и подражательныхъ дѣйствiй. Такой опытъ можно отыскать лишь у людей, для которыхъ религiя не простая житейская привычка, а скорѣе остро-лихорадочное душевное состоянiе. Эти люди - "генiи" в религiозной области..."
Таким образом, Джемс рассматривает примеры религиозной патологии (наряду с истинными образцами чистого религиозного восхищения и святости) как предмет изучения par excellence: именно с их помощью он надеется понять сущность явления. Но откуда следует, что квакерский фанатизм поможет лучше понять психологию св. Франциска, не говоря уже о Мохаммеде? И как можно быть уверенным, что источник чувств, испытываемых всеми тремя, - один и тот же? Такое впечатление, что Джемсу, по большому счёту, это безразлично: он изучает феномен, а не онтологию религии. Но, хочет он того или нет, в конечном итоге, он вынужден задаться вопросом об истинности религии и её ценности. Будучи честным учёным, он не может не признать, что единственным критерием "ценности" религии с точки зрения внешнего наблюдателя оказывается её "полезность, тогда как "истинность" оценке вообще не поддаётся. В сущности, единственный позитивный вывод, который он в состоянии обосновать, состоит в том, что религиозный опыт, при всей его субъективности, есть объективная реальность по своим результатам, не сводимая ни к "пережиткам", ни к "психопатии". Для своего времени это, вероятно, было крайне рискованным заявлением, но сегодня, на мой взгляд, это общее место.
Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…