Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Свято место

В том, что День Памяти жертв Катастрофы европейского еврейства отмечается в Израиле 27 нисана по еврейскому календарю, есть своя причудливая логика, малодоступная тем, кто незнаком с израильскими реалиями. Но для меня таким днём всегда будет 27 января - день освобождения Освенцима. И то, в какой фарс превращается на наших глазах семидесятая годовщина этого события, как мало что другое символизирует разложение Европы.

У нас принято иронизировать над унаследованным Советами славянофильским клише о "загнивающем Западе", который, дескать, гниёт себе, но никак не сгниёт, тогда как мы и т. д. Однако, непредвзято оценивая всю историю ХХ века, поневоле приходишь к выводу, что, если славянофилы в чём и ошиблись, то в надеждах на "народ-Богоносец", тогда как в оценках европейских перспектив они были даже чересчур оптимистичны. Две Мировые войны за полвека - это не гниение, это воля к смерти. Но, заглянув в бездну своего адского подсознания, Европа имела шанс, если не выздороветь окончательно (что в принципе невозможно), то хотя бы поправиться. И до недавнего времени мне казалось, что это ей удалось. Казалось - пока не пришло осознание того, что невыносимая фальшь "индустрии Холокоста", которую я давно уже чувствовал, на самом деле, не сопутствующие помехи, а лейтмотив.

Если подходить к таким явлениям, как большевизм, нацизм или исламский радикализм с точки зрения христианской морали, то более или менее ясно, что первый есть грех против десятой заповеди ("Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего", Исх. 20: 17), а второй - доведённый до предела грех гордыни. Как нередко случается, этот яд отравил не только главного своего носителя, которым, в силу множества обстоятельств (частью случайных, частью сущностных) стал немецкий народ, но, отчасти, и главную жертву - народ еврейский. Только так можно объяснить следующую фразу Эли Визеля, назначившего себя чем-то вроде "главного предстателя" жертв Катастрофы:
"Если у человечества ещё нет лекарства от рака; если оно пока не осваивает Марс, если оно всё ещё не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это только потому, что те еврейские гении, которые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима".

Фальшь и лицемерие уже в том, что мало кого не передёрнет от этих слов, но никто не посмеет в этом признаться, дабы не попасть в ложное положение. Одна из самых мерзких подмен - идеализация жертвы: с одной стороны, сострадание нужно заслужить, мы лишь тогда готовы к нему, когда жертва идеальна во всех отношениях (а если "неидеальность" слишком очевидна, чтобы её можно было проигнорировать, то проще проигнорировать самоё жертву); с другой - если уж кого объявили жертвой, то ему без зазрения совести можно приписывать любые достоинства, но Боже упаси заикнуться о недостатках. Можно с долей презрения пожалеть не претендующих на врождённую гениальность цыган (кстати, в Берлине есть мемориал погибшим от рук нацистов гомосексуалистам, а цыгане не сподобились даже таблички), но, если речь идёт о евреях, истеблишмент требует не сочувствия, а поклонения: дело не в том, что это были просто люди (отнюдь не идеальные), а - см. выше. В Израиле тот же комплекс заставил самого Бен Гуриона назвать учреждённый при нём день памяти - "Днём Памяти Катастрофы и героизма европейского еврейства" (что, правда, не мешало многим молодым уроженцам страны относиться к прибывшим в Палестину в 1945-7 гг. как к мусору, но это детали).

И эта извращённая гордыня жертвы оказалась заразна. "Парад суверенитетов" 1991 года (напрашивается сравнение с 1960 - "годом Африки") породил целый букет мелких монстров, открыто возродивших идеологию нацистского типа и вовсю использовавших при этом "еврейскую" технологию спекуляции на памяти жертв "тоталитаризма" - только на этот раз коммунистического. Сколько раз за эти семьдесят лет произносились ритуальные заклинания с рефреном "никогда больше"! Больше никогда не допустим, больше не станем закрывать глаза и границы, больше не будем кормить хищника в надежде, что он сожрёт нас последними. Допустили, закрыли, кормят - разумеется, делая при этом вид, что в действительности всё совсем не так, как на самом деле (с). 1995 год - Сербская Крайна, 1999 год - Косово, 2014 год - Украина. О бескровных "мелочах", вроде национальной политики в Латвии и Эстонии я вообще молчу - никто ж не умер, какие проблемы? А на фоне гибнущих под бомбами стариков и детей президент бомбящей их страны, в правительстве и парламенте которой представлены прямые и откровенные наследники эсэсовцев, едет на церемонию семидесятилетия освобождения Освенцима. Кстати, по-польски Oświęcim буквально означает "освящённый". Свято место...

UPD. Как выясняется, памятник жертвам геноцида цыган в Берлине, всё-таки, есть. За ссылку спасибо Дмитрию Рожнову.
Subscribe

  • Об идиотизме

    Шостакович - жил и работал в тоталитарном государстве. Неужели он не мог из него эмигрировать? Далее - роскошный обмен репликами, короткий но…

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments

  • Об идиотизме

    Шостакович - жил и работал в тоталитарном государстве. Неужели он не мог из него эмигрировать? Далее - роскошный обмен репликами, короткий но…

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…