Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Об авторитетах и авторитете

Недели три назад у меня вышел интересный разговор с украинским журналистом Александром Демченко. Это был и вообще-то редкий, а по нынешним временам и вовсе невероятный, случай осмысленного разговора с человеком, находящимся по ту сторону баррикад в прямом и переносном смысле. Уже тогда я хотел вынести его в отдельный пост, но после трагедии малайзийского Боинга и резкой эскалации конфликта подобные посты устаревают с опережением: бывает, что разговор ещё продолжается, а обстоятельства таковы, что ни начало его, ни продолжение уже не актуальны. Поэтому даю ссылку здесь - может быть, для кого-то этот обмен мнениями с робкой надеждой на взаимопонимание представит исторический интерес...

*******************

Позавчера по ссылке у ivanov_petrov прочёл следующее:

Мне представляется, что после смерти Григория Померанца, не осталось людей, на порядочность и ум которых можно бы было положиться в наше сложное время. Однако, этого просто не может быть. В конце концов, и о Григории Померанце я узнал всего несколько лет назад. Соответственно, у меня к вам просьба назвать с вашей точки зрения самого умного и одновременно порядочного (честного, не продажного и достаточно смелого) человека (в идеале - самой светлой личности) из известных и, главное, живущих сейчас людей, говорящих на русском, английском или украинском языках. Просьба в комментариях дайть ссылку. Заранее благодарен.
Сам я бы назвал Ричарда Баха, но он стар и вряд ли следит за новостями. Михаил Жванецкий несколько поверхностен. Андрей Макаревич на подъёме, но ещё не достиг желаемых высот, Юрий Шевчук, возможно, и не достигнет. Шендоровича, Каспарова, Лию Ахеджакову, Веллера, Пелевина, Дмитрия Быкова и Бориса Акунина просьба не предлагать. Люди они замечательные, но не подходят по разным причинам, которые я не хотел бы обсуждать
.

С немалым удивлением обнаружил, что публика, в большинстве своём, осталась совершенно нечувствительна к разительной гротескности этого текста. В журнал val000 я, правда, не заглядывал, но у ivanov_petrov многие принялись совершенно серьёзно обсуждать кандидатуры, попутно скатываясь в споры политического свойства. И лишь prostak_1982 высказал то, что, на мой взгляд, напрашивалось само: "А своей совестью и порядочностью обладать нельзя? Почему обязательно должен быть тот, кто говорит "Что такое хорошо? Что такое плохо?" Большинство комментировавших и предлагавших очередную "совесть общечеловеческую" читали практически те же книжки, что и эти самые "совести", воспитывались на морали и нравственности, основанных на том же самом евангелическом базисе, и все равно, требуют кого-то в проводники". За этим комментарием воспоследовало небольшое обсуждение, в котором и я принял участие, но, уже написав ответ, от которого не отказываюсь и сейчас, задумался об отношении к авторитету как категории и отдельным его носителям в разных культурах.

В связи с этим вспомнился недавний забавный в языковом отношении случай, когда в очередном обсуждении текущих событий прозвучал призыв обратиться к "моральным авторитетам". Что утешительно - нашёлся, всё-таки добрый человек, заметивший тогда, что "авторитеты" во множественном числе бывают только криминальные. Но общее впечатление - как тогда, так и в данном случае, - таково, что люди, вместе с языковым чутьём, утратили всякое чувство реальности, когда за неимением Померанца худо-бедно сойдут Макаревич с Шевчуком (хотя им следовало бы ещё в рассоле полежать, дозреть), Жванецкий, пожалуй, не дотягивает, а Ахеджакову с Шендеровичем даже не предлагайте, не возьму, нет, в этом сезоне это уже не носят.

"Моральных авторитетов" я вспоминать не стал, а ответил prostak_1982 следующее:
Хотел написать практически буквально то же самое: совесть индивидуальна по определению, навязчивый поиск общенародной совести есть русская национальная игра болезнь. Другие народы иногда делегируют одному человеку свою волю (последствия плачевные), но мало кто так, как мы, норовит перепоручить кому-нибудь совесть. Это, кстати, лишнее подтверждение ошибочности распространённого убеждения в "ненациональности" русской интеллигенции: подобно тому, как среди православных распространена потребность в мелочном духовном водительстве ("батюшка, благослови починить унитаз"), так интеллигенция взыскует "совести нации".
Что, тем не менее, поражает, это серьёзность, с которой люди бросаются обсуждать тему, уровень которой комичен уже в силу плавного перехода от Померанца к Жванецкому, Макаревичу и Шевчуку
.

На эту реплику последовал ответ от idvik, чьи суждения всегда читаю с тем бóльшим интересом, что пишет и вступает в дискуссии он редко:
"Мне думается здесь скорее искажение первоначально благого импульса, хорошая иллюстрация грехопадения.
Я бы сказал, что Померанц это тот человек, с которым нужно общаться, учится например бесстрашию, это друг, хотя читая его книги, я могу достаточно сильно негодовать и не соглашаться, меня частенько тошнит от увлечения восточной мистикой.
Тем не менее, если сказать совсем просто это тот человек, в компании которого я бы пошел в разведку, редкий человек для близкого общения, не смотря на мировоззренческие расхождения.
Но вот оттенок «гуруизма», совесть нации, старец - этот оттенок идолопоклонства, режет фальшью мне в простоте вообще не видно в христианстве старческой мудрости, там нигде не задано это смысловое поле.
Так что эта игра с поездками к «старцам», которой баловалась интеллигенция, в начале века выдает, какую то непоправимую незрелость.
Я бы сказал незрелость Церкви, секулярные аналоги и у нас и на западе повторяют эти аберрации в карикатурном свете
".

И тут я подумал: не отражает ли этот, отчасти болезненный, часто инфантильный, настойчивый поиск морального авторитета некоего монархического атавизма? Не в банальном смысле замены монарха Учителем, а в том, что монархическое сознание предполагает определённый принцип организации, единый для разных планов реальности. Мне, честно говоря, трудно представить себе культа гр. Толстого в немонархическом обществе. И именно он, на мой взгляд, создал прецедент и задал параметры взыскуемого авторитета: это должен быть гений высшей лиги (желательно писатель - музыкант или художник сгодился бы во Флоренции XV-XVI вв., а нам подавай писателя!), мыслитель (желательно религиозный, но не вполне традиционного направления), держащийся в стороне от страстей мира сего, но иногда (желательно редко - в особенных случаях) изрекающий веские суждения о происходящем. Подобная фигура привносит в духовную жизнь тот же элемент прочности и ощущение незримой опоры, что и присутствие монарха (даже, прости, Господи, конституционного) в жизнь политическую.

Но увы. Утратив монархию, мы потеряли невинность. Теперь нет предстателя, и все наши потуги - не более чем погоня за призраком. Какое бы сообщество ни предложило своего кандидата на моральный трон, то будет своего рода лже-Толстой. Кстати сказать, каков был последний наш монарх, таков был и последний пророк. Но - каким бы он там ни был - в этом качестве он был последним.
Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…