Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Диалог с воображаемым оппонентом

обладал способностью не видеть того, что было бы слишком для него мучительно. Эта способность не имеет почти ничего общего с лицемерием.
М.Алданов, «Истоки», ч. 8.

Слова, вынесенные в эпиграф, взяты из отрывка «Истоков», посвящённого Гладстону – одному из немногих политических деятелей, к которым Алданов относился с подлинным уважением, – и призванного отмести упрёк в лицемерии, встречающийся в прижизненной полемике и посмертных биографиях Гладстона. Между тем, на мой взгляд, названная способность, если и «не имеет почти ничего общего с лицемерием», то не лучше его, а во сто крат хуже. Свойство это, в той или иной степени, присуще всем, будучи инстинктивным – а следовательно, морально нейтральным – средством самозащиты, но, подобно тому, как гиперфункция любой из желёз внутренней секреции есть болезнь тела, гипертрофированная способность «не замечать» того, что поставило бы под угрозу устойчивую картину мира, характеризует болезненное состояние духа.

С моей стороны было бы большой самонадеянностью утверждать, будто сам я от этого свойства свободен, тем более что полное его отсутствие чревато уже не духовным, а психическим расстройством. Но – пытаюсь держать под контролем. В нынешней ситуации даётся это нелегко, тем более что, когда попытка понимания отдаёт предательством, желание её предпринять пропадает, не успев возникнуть. Но, помимо тех, кого я сегодня, подобно многим, воспринимаю как врагов – всего, что мне дорого, и своих лично – есть люди, им сочувствующие, но при этом не утратившие ни разума, ни совести; утверждать обратное тоже было бы предательством, хотя и иного рода. Понять их логику – значит, помимо всего прочего, понять, как мы дошли до жизни такой, и чем нам это ещё грозит. Ниже я рассмотрю несколько наиболее характерных, растиражированных и лишающих смысла всякий разговор о текущих событиях риторических ловушек. Постараюсь сделать это со всею возможной объективностью, хотя за успех не ручаюсь.

1. На Украине идёт борьба с терроризмом
Говоря о терроризме, подразумевают обычно не просто вооружённый захват зданий, населённых пунктов и т. д., преследующий военные и административные цели, а бессудные расправы с целью устрашения. То, что до сих пор инкриминировалось донецким инсургентам (я принципиально избегаю в этом тексте эмоционально окрашенных формулировок, пусть никто не обижается), тянет на вооружённый мятеж, иногда на разбой, возможно, даже на мародёрство – то есть, на все те «прелести», которых с момента силового решения февральского кризиса в Киеве только и можно было ожидать, и о которых предупреждали именно те, кого в Киеве не хотели слышать. Терроризмом, в подлинном – и хорошо нам всем знакомом – смысле слова, там не пахнет. Тот, кто считает иначе, пусть приведёт пример приказа командования ДНР или ЛНР об убийствах мирного населения с целью устрашения или для подавления сопротивления. Сведения о подобном приказе и его выполнении должны исходить из независимого источника: украинские официальные СМИ в этом качестве рассматриваться, разумеется, не могут. Поскольку подобные приказы, как правило, отдаются устно и документированы быть не могут, годится любое независимое свидетельство террористической деятельности повстанцев, оставшейся безнаказанной (я имею в виду, естественно, наказание со стороны собственного командования, а не украинских военных). Отдельная тема - взятие заложников: не далее как вчера, в сети появился ролик с расстрелом пленных СБУшников. Подлинность этого и подобных материалов вызывает сомнения, но будем исходить из того, что всё так и есть: среди ополченцев есть мародёры, бандиты, военные преступники, а некоторые эпизоды военных действий тянут и на статью "терроризм". И что? Означает ли это, что украинские власти, на совести которых доказанные военные преступления, жертвы которых не имели ни малейшего отношения к войне, не представляют смертельной угрозы для гражданского населения - даже в том случае, если ополченцы сложат оружие?

2. Если в ходе военной операции, проводимой киевскими властями, гибнут мирные жители, вина за это лежит на тех, кто сознательно ставит их под удар, то есть, на вооружённом сопротивлении Юго-Востока (они же «террористы», «сепаратисты», «бандиты», «уголовники» и т. д.)
Старый мотив, хорошо мне знакомый по Израилю. Как все наверняка помнят, несколько лет назад Израиль, будучи спровоцирован Хезболлой, убившей троих и похитившей двоих израильских солдат, имел неосторожность во второй раз влезть в Ливан и за несколько недель интенсивных авианалётов превратил южную часть страны в руины. Чести эта история не принесла никому: к Хезболле и им подобным такое понятие, как «честь», вообще неприменимо, а Израиль оказался втянут в партизанскую войну, победить в которой невозможно, а утонуть в крови и дерьме – запросто. Самым страшным эпизодом войны стало прямое попадание снаряда в трёхэтажный дом в южноливанской деревне Кана, в результате которого погибло три десятка человек, из которых больше половины – дети. И тогда, и при расследовании случаев гибели мирного населения в ходе операции «Литой свинец» в секторе Газа двумя годами позже израильские военные обвиняли, соответственно, Хезболлу и палестинцев в использовании мирных жителей в качестве «живого щита». Споры подобного рода, на мой взгляд, не имеют смысла, потому как при партизанской войне нет взаимоприемлемого критерия, который позволил бы отличить «мирное население» от «пособников террористов», а сознательное применение тактики «живого щита» от трагической ситуации, когда «мирные жители», они же «пособники», суть соседи и родственники боевиков и, естественным образом, находятся в непосредственной близости от района боевых действий. Отсюда же – бесконечные споры о так называемых «зачистках» – будь то в Афганистане, Чечне или Ливане: одному Богу известно, где кончается законное применение силы против террористов и начинается бойня. Единственный вывод, с необходимостью следующий из этих тривиальных констатаций, состоит в том, что человек, стремящийся исключить применение преступных средств при достижении законных целей, должен всеми доступными ему способами избегать партизанской войны, и лишь, если, перепробовав все иные варианты, он убедился в их несостоятельности, вынужденный ввод войск в мятежный район может рассматриваться как трагическая необходимость, – и вот в этом случае, как минимум, часть вины за неизбежные жертвы лежит на противной стороне конфликта. Теперь вопрос: сделали ли киевские власти хоть одну-единственную попытку решить проблему путём переговоров, а не ультиматумов с последующей военной операцией, неизбежно обернувшейся типичной партизанщиной, с цепной реакцией взаимного озверения? И ещё один вопрос: уместны ли обвинения в вооружённом сопротивлении власти в ситуации, когда сама власть опирается, в значительной степени на нерегулярные вооружённые формирования? Закон лишь тогда закон, когда он одинаков для всех; чем «Национальная гвардия», в условиях крайне сомнительной легитимности властей, лучше ополченцев?

3. Как смеет российская власть обвинять киевскую в силовом подходе к решению кофликта на Юго-Западе Украины, когда на её совести две чеченские кампании, в ходе которых применялась и авиация, и танки, и артобстрелы, и много чего ещё?
На первый взгляд, аргумент убийственный – недаром в последнее время он стал заезжен до дыр. Как бы мы ни относились к тому, что недавно носило название «Чеченской Республики Ичкерия», первая чеченская кампания была адской бойней, приведшей к колоссалным жертвам среди мирного населения. Была она или не была оправдана – неверная постановка вопроса; сам факт того, что на территории бывшей автономии в течение двух с лишним лет существовало террористическое – на этот раз безо всяких кавычек – квазигосударство, проводившее политику геноцида по отношению к нечеченскому населению, говорит о бессилии и несостоятельности тогдашней – демократической, не чета нынешней! – российской власти. В этих условиях ввод войск не мог не привести к стремительному разложению армии – примерно то же самое происходит на наших глазах сегодня. Что «операция» затянется и превратится в нескончаемую кровавую баню, было ясно на момент ввода войск любому, кто имел малейшее представление о предыстории. Спрашивается, кем надо быть, чем думать и что иметь в виду, приводя чеченскую кампанию едва ли не как пример для подражания: «Почему вам можно, а нам нельзя?!!» Именно чеченский прецедент должен был бы раз навсегда отбить охоту решать проблемы таким образом. Предвижу возражение: а как же вторая чеченская кампания? Вот она-то, как раз, – пример того, что в исключительных случаях приходится идти на крайние меры – когда все прочие средства доказали свою несостоятельность. После Хасавъюртовских соглашений масштабы террора в Чечне достигли апогея: с тем, что творилось там с 1996 по 1999 год не идёт ни в какое сравнение даже пресловутый Сектор Газа. И вторая чеченская кампания не обошлась без военных преступлений – достаточно упомянуть резню в Новых Алдах (05.02.2000). Возвращаясь к п. 1: где доказательства бессудных расправ, чинимых в Донбассе над украинцами или, лучше сказать, над сочувствующими украинской идее? Было ли там что-то подобное одесской трагедии?

4. Без вмешательства России в Донбассе было бы тихо.
Здесь особо нечего комментировать: доказательств нет, так сказать, ввиду их отсутствия. Другое дело, что отсутствие это, само по себе, тоже ничего не доказывает. Исходя из доступной информации можно скорее предположить, что Москва делает всё, чтобы реальной помощи не оказывать; что за всем этим стоит, остаётся лишь гадать, а диванная аналитика – не мой жанр, я не Яаков Кедми (в миру Я.И.Казаков). Но, опять-таки, будем исходить из того, что помощь оказывается. С учётом событий в Одессе, Мариуполе и Луганске, я очень надеюсь, что это именно так, и русские Юго-Востока Украины не брошены на произвол судьбы.

5. Поисходящее на Украине – не национальный конфликт, а идеологический.
Во-первых, между первым и вторым нет ни малейшего противоречия, во-вторых, «идеологический» конфликт исключает излюбленную официальную версию донецко-луганских событий – там, мол, орудуют банды уголовников, терроризирующих местное население. Менее скованные официальными рамками широкие слои укрофорумчан в своих трактовках ближе к истине: в донецких ополченцах они видят своё собственное отражение – разумеется с обратным знаком и кучей уничижительных эпитетов, но кто бы стал так тратиться на банду деморализованного сброда?! Конфликт между, условно говоря, «майданом» и «антимайданом» носит все черты межнационального конфликта и гражданской войны в одном флаконе. Специфика его в том, что «национальное» в данном случае, не просто не тождественно этническому, а едва ли не противоположно: этнические различия между двумя сторонами минимальны, а иногда отсутствуют вообще, тогда как национальная самоидентификация, мягко говоря, различна. «Русскоязычные» на Украине поставлены перед выбором – считать ли себя частью русского мира или порвать с ним раз и навсегда, причём, как ни странно, последний вариант необязательно предполагает отказ от русского языка; на тех самых украинских форумах участники деловито обсуждают оптимальную технологию уничтожения «колорадов» – на русском (скорее, русскосноязычном…) языке! Подумалось: если бы в разгар «окончательного решения еврейского вопроса какому-нибудь чину СС удалось убедить фюрера, что, к примеру, потомки еврейских первосвященников, так называемые когены (др.-евр. kohanīm), на самом деле, никакие не евреи, а остатки законспирированного арийского племени, внедрившегося в еврейскую среду для противодействия её пагубному влиянию на судьбы мира, результатом этого предприятия могли бы стать суперэлитные отряды СС, которые превзошли бы рвением ветеранов австрийского подполья…
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 117 comments

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!