Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Немецкие журналисты о России, Украине и Крыме (1)

Две приводимые ниже (а именно, в двух постах, чтобы не перегружать страницу) статьи из последних выпусков одной из наиболее влиятельных немецких газет Die Zeit на «обзор прессы» явно не тянут, но дают довольно яркое представление о стиле и уровне здешней политической журналистики. Мои немногочисленные комментарии выделены курсивом. Чтобы было ясно, о чём речь – первая статья написано явно в пику появившейся накануне в той же газете выжимке из интервью бывшего канцлера ФРГ Хельмута Шмидта, в последнее время, несмотря на возраст, заметно активизировавшегося. В интервью, полного текста которого мне найти так и не удалось (видимо, появится на будущей неделе), Шмидт выражает полное понимание позиции России по Крыму. Именно это слово – «понимание» – вызвало к жизни искусственный термин Russlandversteher «сочувствующие России» (досл.: «пониматели России»), образованный по аналогии с Frauenversteher – «понимателем женщин», то есть, феминистом мужского пола.
Автор первой статьи – ни много, ни мало, издатель Die Zeit Йозеф Йоффе, родившийся в 1944 году в Литве (Википедия даёт неверную информацию: хотя его родители родом из Лодзи, в начале Войны они бежали в Литву), выросший в Западном Берлине и учившийся в Америке.
Josef_Joffe

Русофилы
Психологи, ультрареалисты, экономические представители: краткая типология от Йозефа Йоффе
DIE ZEIT Nº 13/201420. Март 2014 07:00
«Сочувствующие России» – «лоскутная» семья: в неё входит семь членов, каждый из которых описан ниже («лоскутная семья» - популярный социологический термин, обозначающий семью, фактически, состоящую изо всех членов прежних и нынешних семей разведённых супругов, Д.Б.).
1. Пациенты, страдающие фантомными болями: это те, кто вопреки всему упорно поддерживает Кремль, прежде всего, «левые», до сих пор не заметившие, что Советский Союз ушёл в историю в 1991 году. Их девиз – «партия всегда права», хотя КПСС не существует с 1990 года (sic! Кроме того, насчёт "фантомных болей" - чья бы корова мычала, Д.Б.).
Когда-то коммунисты по всему миру безотказно оправдывали каждое изменение курса Кремля – в том числе, Большой Террор 30-х годов и пакт Молотова-Риббентроппа, развязавший Вторую Мировую войну. Сегодня вицепрезидент «левых» («Die Linke», преемница СЕПГ, Д.Б.), Сара Вагенкнехт, декламирует: «Хунта, куда входят неофашисты и антисемиты, приходит к власти с благословения Меркель и Штайнмайера, отношения с Россией драматическим образом испортились, региону грозит гражданская война, американская дипломатия потирает руки».
Вероятно, в её случае речь идёт не о клятве на верность (России, Д.Б.), а о круговой обороне против обычных оппонентов: правящей коалиции, американцев (старый рефлекс коммунистических времён) и, наконец, извечного врага SPD (Социалистическая Партия Германии, Д.Б.). Эрго: «Даже самый долготерпеливый избиратель SPD не сможет распознать в курсе GroKo (широкой коалиции, Д.Б.) следов преемственности с политикой Вилли Брандта».
Прежде коммунистам Запада приходилось проделывать головокружительные сальто, чтобы, к примеру, диалектически подойти к грабительскому пакту Молотова-Риббентроппа, направленному против Польши и стран Запада. Сегодня аргументация «Левой», пытающаяся представить Россию в виде бастиона на пути расизма и антисемитизма – Россию, где был изобретён погром (sic!, именно «Pogrom», а не «слово «погром»», Д.Б.), и где количество евреев, вследствие бегства и эмиграции, упало с трёх миллионов до менее полумиллиона – звучит поневоле юмористически. (От комментариев воздерживаюсь, поскольку изъясняться матом в этом журнале возбраняется, Д.Б.)
2. Ультрареалист. Этот говорит цинично (досл.: «аморально», Д.Б.) и оттого довольно честно. Он штудирует карту местности, соотношение сил и затраты, безначалие Запада и нудно подводит баланс: «Мы не можем ничего сделать». Это – политика «реалистичного умиротворения», с тою лишь разницей, что сегодня вряд ли кто осмелится, подобно афинянам во время Пелопонесской войны, с ледяным цинизмом сказать: «Сильные делают что могут, слабые – что должны». Сегодня расчёт рядится в тогу чуткости и понимания, примерно так:
3. Разумный философ. Фраза «Путём насилия политических проблем не решить» относится к классическому арсеналу немецкого дискурса (sic!!!, Д.Б.). Иногда она справедлива, иногда нет. Танки – плохие учителя демократии – с одной стороны. С другой, насилие оказывалось весьма полезно в освободительных и оборонительных войнах. В случае с Крымом даже самый большой миролюбец признает, что Путин небольшим насилием достиг многого: реаннексии Крыма. Насилие принесло колоссальный профит.
Разумному философу следовало бы честно довести свою мысль до конца: Путину это прекрасно удалось, но мы не хотим или не можем решать свои проблемы так, как это делает он. У нас нет средств, или же мы боимся последствий. Однако подобным железно-реалистическим образом вести разговор невозможно (а почему, собственно?, Д.Б.), так что необходимы дополнительные аргументы:
4. Понимающий. В этой роли любил красоваться бывший бургомистр Гамбурга Клаус фон Донаньи. «Если не попытаться понять логику противной стороны, к миру прийти невозможно», говорил он в одном из телевыступлений. Понимание чужих мотивов – безусловно, основа любых переговоров. Но что можно «понять» в случае Путина? Ответ прост: он хотел вернуть Крым, запугать демократическое движение на Украине и запустить пробный шар для дальнейших акций по возвращению восточноукраинских областей (характерная проговорка: нем. Heimholungsaktionen означает буквально «возвращение домой», Д.Б.). Нет, аргумент «понимания» преследует в действительности иные – психологические – цели. У французов есть на этот случай поговорка: «Всё понять – значит, всё простить». Тот, кто так говорит, имеет в виду не просто «понимание» (нем. Verstehen, Д.Б.), но «понимание» сочувствующее (нем. Verständnis, Д.Б.) и ведущее к согласию (нем. Akzeptanz, Д.Б.). Не желая испортить отношений с русскими, ни, тем более, привести к эскалации конфликта, он облекает жёсткие интересы в мягкие, чувствительные слова.
5. Голос экономики тем честнее, что, как в случае Восточного комитета немецкой экономики (нем. Ostausschuß, основанный в 1952 году объединённый комитет ведущих немецких предприятий, имеющих зону интересов в Восточной Европе, Д.Б.), он отстаивает понятные интересы: экспорт, газ... Что при этом теряется – это реальные пропорции. Если мы даже удвоим объём торговли с Россией, занимающей одиннадцатое место в списке наших торговых партнёров, он, всё равно, будет уступать товарообороту с маленькими Нидерландами. Национальные интересы подменяются при этом интересами большой индустрии. Это не оскорбительно, но это и не альфа и омега всей немецкой политики (???, Д.Б.).
6. Così fan tutte- (итал. «Так поступают все женщины». Приблизительный эквивалент – «весь мир таков, что стесняться нечего», Д.Б.) Хор: «Да, великие державы любят поступать, как афиняне; так, мой коллега Тео Зоммер вспоминает о доктрине Монро (1823), американца, объявившего Северную и Южную Америку зоной американского влияния. O’кей, но тогда те же правила должны быть установлены для всех: американцев, русских, китайцев... К сожалению, с принципом реальной политики этого сделано не было. Скорее вопрос должен стоять так: сколько сфер влияния позволено иметь сверхдержаве? «Одна, но гораздо, гораздо более обширная, нежели сегодня» – так должен был бы звучать ответ на него с точки зрения Москвы: 14 республик бывшего Советского Союза, в частности, Украина и страны Балтии. Малоприятная перспектива. (Нет, ну не кретинизм? Д.Б.)
7. Бригада «Политика как психиатрия»– основная группа «русофилов». Она повторяет путинскую формулу о «величайшей геостратегической (sic, Д.Б.) катастрофе», потере империи. Следовательно, страна «травмирована», непредсказуема и опасна. Рецепт: «Мы не должны дразнить медведя». И эту мысль следует довести до логического конца. Надо ли гладить медведя, чтобы, в противном случае, он не стал ещё более диким? И в следующий раз тоже? Но неверен уже сам диагноз. Путин – не сумасшедший, а высокоинтеллектуальный, прагматичный игрок, который хорошо знает, где с минимальными затратами получить максимальный выигрыш. Более того: хороший психиатр практикует не умиротворяющую, а реалистическую терапию.
Что, в своём деликатном, продуманном стиле (sic: „…auf seine sanfte, bedachte Weise“, Д.Б.), делает сейчас Запад: показывает границы дозволенного, не перерубая «кабеля в Санкт-Петербург» (Бисмарк).
Теперь Крым – официально русский. «Остальная Украина нам не нужна», – уверяет Путин. Но изжита ли тем самым «травма»?

В конце – не удержусь, всё же, от комментария. Это (я даже не знаю, как «это» назвать) – вышло из-под пера (гусары, молчать!) властителя дум, представителя журналистской элиты, и прочая, и прочая. Нехорошо переходить на личности, но то обстоятельство, что родители герра Йоффе были выходцами из местечка и не имели даже среднего образования, меня, почему-то, не удивил. Удивительно другое: Германия – как-никак, не Украина, здесь, по идее, предполагается иной уровень – культуры, мысли, профессионализма и т. д. А вот поди ж ты…
Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment