Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Category:

Индия-2 (часть пятая)

21.01.2013

Слава Богу, сегодня, кажется, в соседнем с гостиницей зале торжеств не будет свадьбы. Последнюю неделю они устраивались ежевечерне, вернее, еженощно: похоже, сейчас какой-то свадебный сезон, потому как кортежи встречаются по всему городу:
IMAG2173

Их сопровождают барабанщики в разноцветных одеяниях; похоже, устроители свадеб состязаются друг с другом – у чьих барабанщиков наряды пестрее.
IMAG2198
Грохот от этого дела стоит такой, что заглушает даже сирены рикш. Хуже всего то, что впереди процессии часто бегут так называемые дети и бросают под ноги прохожим петарды, взрывающиеся с хлопком, как от настоящего взрыва (с непривычки впору схлопотать инфаркт). Веселится и ликует весь народ…


22.01.2013

Завтра утром выезжаем из Навсари, остаток этого дня и весь следующий проведём в Бомбее, а 25-го – летим домой. Поскорее бы уж, сил больше нет… Как представлю себе, что в прошлый раз сидел в Индии пять недель, плохо становится. Время здесь тянется бесконечно: когда вспоминаю полёт сюда и первые дни, кажется, будто это было никак не меньше месяца назад. Под конец, к тому же, простудился: если здесь где есть кондиционер, они врубают его на полную железку. Если неприятности этим и ограничатся, можно будет считать, что мне крупно повезло…

23.01.2013

До Бомбея добирались поездом Гуджарат Экспресс, в вагоне первого класса. Живописать эту прелесть у меня, боюсь, не хватит ни сил, ни средств, но я попытаюсь. Предусмотренный первым классом «кондиционер» – сквозняк и тройной вентилятор под потолком. Меня, с моей простудой, это более чем устроило: ветер из окна горячий как из топки – считай, лечебная процедура, тогда как кондиционер – вещь коварная; два года назад в поезде из Навсари в Бомбей он-таки был, и я чуть не околел от холода. Вагон – купейный, багажной полки нет, так что чемодан заталкиваешь под лавку. Купе – раздельные: мужчины в одних, женщины в других. Едва отъехав от станции, народ достаёт судки и начинает обедать, распространяя дивные ароматы домашней кухни (бывает, впрочем, и хуже). Поев, некоторые укладываются спать, причём все – и лежачие, и сидячие – скидывают башмаки, а некоторые задирают ноги на стол – ну, чтобы не отекали, ясное дело. На промежуточной станции село несколько человек, и лежачим пришлось поджать ножки, чтобы дать место сидячим. Выглядело это следующим образом (снято полускрытой камерой):

IMAG2215

Орали при этом все благим матом, но не со злобы: просто, они так общаются, а колёса стучат, ветер свистит, встречный грохочет – вот они и пытаются всё это вместе перекричать. И им это, надо признать, удаётся.

Ещё одного кадра я сдуру не сделал: на одной из многочисленных станций в предместьях Бомбея на желобок ниже уровня перрона, аккурат напротив моего окна выползла огромная крыса (хвост – толщиной в палец). Признаться, я первый раз видел такую нахальную и неторопливую крысу, так что смог даже её рассмотреть: обычно-то они удирают, не успев показаться, а эта была озабочена поисками съестного и на зрителей не реагировала. И тут меня пронзило ощущение всеобщей гармонии… Как-то раз на автовокзале в Берлине я тоже видел перепуганную худосочную крыску, но там она как-то выпадала из пейзажа (притом что любой вокзал, что авто, что обычный, – не самое аппетитное место где бы то ни было). Одним словом, не была та немецкая крыса органична. А индийская – на своём законном месте и прекрасно об этом знает. Здесь, вообще, всё – именно так, как было, есть и будет, колесо сансары втягивает в себя биомассу как Гольфстрим, и единственный способ сохранить здравый рассудок – держать дистанцию. Англичане, с их сегрегацией, прекрасно это понимали; в некотором смысле, их баснословное самомнение находилось, опять-таки, в гармонии с индийским мироощущением, нашедшим идеальное воплощение в кастовой системе, по-своему гениальной. Такое понятие, как чувство собственного достоинства, в индийской системе ценностей эквивалента не имеет, зато в ней есть масса вещей, малодоступных пониманию европейца, и даже квазиевропейца русского разлива. Худшее, что может сделать европеец в Индии, – это попытаться подстроиться под индийскую жизнь и стать своим в доску. За своего, всё равно, не примут, а уважать перестанут.

Да, пока не забыл – о зороастрийцах. Недавно, читая соответствующую статью Википедии, я обнаружил, что, с точки зрения её составителей, знаменитых парсов – всего четверо. Возглавляет список Фредди Меркьюри (о нём ниже). Вторым номером идёт Зубин Мета, с ним всё ясно, за ним Пероз Ганди, знаменитый тем, что его жену звали Индира (кто ж не знает старика Ганди?), а последним – владелец крупнейшего индийского автомобильного концерна Тата, спонсировавший, между прочим, и ту конференцию, по случаю которой я здесь на этот раз оказался.

Самый забавный казус, всё же, с Меркьюри. По мнению составителей Википедии, парсам, видимо, следует им гордиться, что, однако, довольно затруднительно, поскольку, помимо заслуг в области поп-музыки, он был известен демонстративным гомосексуализмом, а педерастия, по зороастрийским законам, – грех столь тяжкий, что его не искупить даже женитьбой на родной сестре (в редких случаях также на матери или дочери); последнее считается величайшей заслугой, покрывающей тьму мелких и крупных грехов.

Другой неискупимый грех – переноска трупа в одиночку, а не вдвоём, как положено. Уличённого в этом преступлении следует, согласно Видевдаду,* отвести на высокую гору и носить ему туда еду, пока он не состарится и не одряхлеет. Тогда – цитирую по памяти – «тот из маздаяснийцев,** кто больше других искушён (в этом деле), должен, взойдя туда, отрубить ему голову; все совершённые им (в смысле, тем, кого казнят) смертные грехи будут, тем самым, искуплены». Место, как легко заметить, тёмное: как могут быть искуплены все прочие грехи, если наказание одно и то же, вне зависимости от того, сколько их было? Но это затруднение с блеском разрешается в другом зороастрийском сочинении – так называемом «Пехлевийском ривайате,*** сопровождающем Дадестан-и дениг»: в физическом мире голову, как справедливо замечает толкователь, можно отрубить лишь один раз, но, после того, как душа отделилась от тела и, перейдя в духовный мир, достигла моста Чинват, разделяющего миры живых и мёртвых, божества Михр и Срош проверяют, не совершала ли она при жизни других подобных грехов, и, если выясняется, что совершала, ей снова отрубают голову – уже в духовном состоянии. Причём, что существенно, в духовном состоянии проделать эту процедуру можно неограниченное число раз: если, скажем, человек носил трупы в одиночку пять раз, то один раз его обезглавят ещё здесь, а потом, когда душа придёт, куда положено, то же самое сделают ещё раз, потом приставят духовную голову к духовному туловищу (она тут же, разумеется, прирастёт) и повторят экзекуцию ещё трижды, всякий раз возвращая голову на место.

Написав, что иммиграция зороастрийцев в Индию интересна в психологическом плане, я имел в виду следующее. Пожалуй, трудно придумать место, более оскорбительное для религиозных чувств парса, нежели Индия: погребальный обряд индусов подпадает под определение сразу двух из наиболее тяжких, с точки зрения зороастризма, грехов: мало того, что труп сжигают, оскорбляя, тем самым, огонь, так полуобгоревшие останки ещё и бросают в реку (не повсеместно, но в Варанаси именно так и происходит). Культ змей, крыс (любимое животное слоноголового бога Ганеши, сына Шивы) и, вообще, равно благожелательное отношение индусов ко всем формам жизни для парсов – мерзость: уничтожение «храфстра», то есть, «вредных тварей», вменяется зороастрийцу в заслугу, эквивалентную греху убийства «благого существа». К первой категории относятся, помимо всех насекомых, мышей, крыс и т. д., и такие безобидные существа как черепахи и лягушки, якобы, оскверняющие воду, а ко второй, между прочим, животные, считающиеся «разновидностями собаки», как то ежи и выдры. Вообще, дух зороастризма, далёкого ото всякой мистики и с подозрением относящегося к любой эзотерике, как форме лжи, казалось бы, исключает какое-либо взаимодействие с индуизмом, но, на самом деле, жизнь брала своё, и на бытовом уровне терпимости было гораздо больше, нежели можно было ожидать, судя по вероучительным текстам. Но в одном зороастрийцы остались верны традиции: дети от смешанных браков не принимались в общину, то есть, приток свежей крови был исключён. В итоге, как и следовало ожидать, община, на сегодняшний день, оказалась на грани выживания, и, если её духовные лидеры не введут изменений в соответствующий раздел религиозного права, будет обречена на вырождение и вымирание.

*Видевдад – раздел Авесты: религиозный закон, устанавливающий, в частности, наказания за грехи разной степени тяжести.

** Маздаяснийцы - зороастрийцы

**Ривайат – нормативный религиозный трактат, подробно разъясняющий теорию и практику зороастрийских установлений. Бóльшая часть ривайатов написана в Иране, примерно с XIV по XVIII вв., и отправлена в Индию на запросы священнослужителей индийских зороастрийских общин, как поступать в том или ином случае. В XIX веке ситуация изменилась на противоположную: на родине зороастризм пришёл в такой упадок, что теперь уже персидские дастуры стали ездить в Индию за наукой.

Subscribe

  • Вопрос залу

    Пару лет назад оказался в списке френдов одной дамы, с которой вступил в дискуссию по поводу этики Ветхого Завета (она обронила мимоходом нечто вроде…

  • В этот день 16 лет назад

    Удивительно - я был уверен, что за эти годы мои взгляды эволюционировали если не радикально, то весьма значительно. Как выясняется - нет, я и…

  • С Днём Победы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments