Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Индия-2 (часть третья)

14.01.2013

Сегодня читал лекцию гость конференции – Амитав Гош (вернее, Амитабх Гхош, но все произносят на английский манер), знаменитый писатель родом из Бенгалии, но живущий в Америке. Мне, когда я узнал об его участии из заранее разосланной программы конференции, это показалось феноменальным совпадением: я, причём совершенно случайно, прочёл несколько месяцев назад его «Маковое море» – первую часть «Ибисовой трилогии» – и оно стало одним из сильнейших литературных впечатлений этого года. Можно придираться к частностям, но это вещь эпической силы.

Читал по-русски – от чтения в оригинале удовольствия не получил бы, поскольку далеко не в той степени владею английским. Пока читал, выяснил, что вторая часть уже написана, и её вот-вот переведут, а третью он сейчас пишет. Хотелось с ним поговорить, но к нему приставали с автографами (я этого, вообще, не люблю), и мне было неудобно. Потом жалеть буду: в кои веки имел возможность вживую пообщаться с действительно большим писателем – и упустил. Кстати, у него удивительно приятные манеры, он очень скромно и просто держится.   
IMAG2016


16.01.2013

Как я недавно обнаружил, уважаемы pochep был глубоко шокирован моим отношением к Махатме (вернее, Мохандасу Карамчанду) Ганди. Вряд ли мне удастся сгладить неприятное впечатление – хорошо бы не усугубить – но попробую, пользуясь тем, что плоды трудов Махатмы у меня перед глазами, уточнить и обосновать своё отношение к этой фигуре. В том, что личность это была незаурядная, не может быть сомнения – как и в том, что движим он был в высшей степени благими намерениями. Привела ли в ад вымощенная ими дорога лично Ганди – никто судить не вправе, и речь не об этом. Но то, что созданное, в значительной степени, его усилиями государство стало адом для десятков, если не сотен, миллионов людей, – ясно любому, кто имеет глаза, чтобы видеть, и кое-что ещё, чтобы переживать увиденное. Я уж не говорю о том, что Ганди, вместе с Джинной, надо сказать большое человеческое спасибо не только за индийскую, но и за пакистанскую независимость, оплаченную таким количеством жертв, какое для менее многочисленных народов означало бы натуральный геноцид; я уж не говорю об отдалённых последствиях этого выдающегося достижения, таких как отделение бывшего Восточного Пакистана (нынешнего Бангладеш) от Западного – ещё несколько сот тысяч погибших, по азиатским меркам, сущий пустяк. Разумеется, Ганди ничего подобного в виду не имел и пытался использовать весь свой авторитет, чтобы предотвратить раздел и неизбежно связанное с ним кровопролитие. Но неужели так уж непозволительно задаться простым вопросом: предвидя всё это – а не предвидеть было нельзя – имел ли право человек с разумом и совестью будить спавшую стихию? Можно на это возразить, что независимость колоний была лишь вопросом времени, и лишь благодаря Ганди полумиллионные жертвы разделения не доросли до десятков миллионов. Может быть, и так. Мне вспоминается суждение В.В.Шульгина об А.Ф.Керенском – фигуре несопоставимого с Ганди масштаба, но тоже сыгравшей роль одновременно лидера и тормоза Революции: «прыгая», по выражению Шульгина, «по кочкам революционного болота» и пользуясь своим умением прикрыть революционной фразой далёкие от целей Революции (то есть, элементарно гуманные) намерения, Керенский смог на какое-то время сдержать страсти и, тем самым, спасти какое-то количество людей, которых, не вмешайся он и не заморочь революционной мрази голову, попросту бы линчевали. Свидетельство это тем более ценно, что исходит от человека, заподозрить которого в политических симпатиях к Керенскому можно в последнюю очередь. Но разница масштабов между Ганди и Керенским в том и состоит, что роль последнего в подготовке и осуществлении революционного переворота в России ничтожна – соответственно, и спрос с него меньше. Он был бы ещё меньше, если бы Керенский до конца оставался на высоте положения и не устроил трагифарса с отстранением Л.Г.Корнилова. Ганди, в отличие от него, всячески избегал официальных постов в фактически руководимой им партии, предпочитая оставаться её духовным лидером. Меня подобные вещи нимало не умиляют: он был достаточно умён, чтобы понимать, что роль «отца нации» – неразменный рубль (вернее, рупия), а любой партийный или государственный пост – категория, подверженная стремительной инфляции. Подозреваю, что в выигрыше от его деятельности остались, главным образом, англичане: удержать колонии надорвавшаяся империя, в любом случае, не могла, кровопролитное восстание с безуспешной попыткой его подавления безнадёжно испортило бы её репутацию, а так англичане ушли более или менее сохранив лицо. Никакой ответственности за двухвековой грабёж, за недальновидность колониальной политики, за то, что страна с колоссальным человеческим и природным потенциалом осталась на средневековом уровне социального развития, империя не понесла. С «бременем белого человека» англичане не справились, но ушли с достоинством, а брошенная на произвол тёмных страстей страна погрузилась в море грязи и крови.

Однако, последствия преждевременных родов для «молодых демократий» афроазиатского разлива – лишь одна сторона медали. Помимо прочего, при всём обаянии личности Ганди (по субъективным причинам мало на меня действующем), проповедь «ненасилия» в политике отдаёт утончённым ханжеством. С одной стороны, Ганди трудно заподозрить в лицемерии; с другой, «ненасильственные» формы протеста, парализующие экономику огромной страны, оружие весьма эффективное, при условии, что применены они к противнику, ограниченному определёнными рамками. Моральное превосходство возможно лишь там, где есть мораль, причём, с обеих сторон. Грубо говоря, счастье Ганди в том, что ему, до поры, до времени, противостояли гнусные английские колонизаторы: их гнусность исчерпывалась полицейскими акциями (зачастую безобразно жестокими), тюремными сроками для лидеров националистов и казнями террористов; стоило Ганди остаться один на один с освобождённой от оков колониализма родиной, как он был убит представителем самого кроткого и безобидного на свете народа. Кроме того, эффективность «сатьяграхи» была, очевидным образом, обусловлена численностью вовлечённых в неё масс. Ханжество же мне видится в том, что эффективное и стратегически оправданное средство политической борьбы было возведено в ранг высшего религиозного принципа и проповедуемо на весь мир в то самое время, когда подобная проповедь балансировала на зыбкой грани между кретинизмом и подлостью. Накануне Войны, в 1938 году, Ганди призвал немецких евреев совершить коллективное самоубийство, чтобы открыть миру и немецкому народу глаза на жестокость Гитлера. В интервью 1946 года, когда уже были известны масштабы еврейской Катастрофы, ему припомнили этот призыв, и он с обескураживающей честностью ответил, что продолжает придерживаться той же позиции: евреи всё равно погибли, но, если бы они последовали его совету, их смерть не была бы напрасна…  

Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…