Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote,
Давид Борисович Буянер
buyaner

Categories:

Джульетто Кьеза: Флаг Евросоюза за спинами бандитов

Опубликовано в Пятницу, 08 Августа @ 22:56:34 

Перевод мой, Д. Б., на скорую руку, так что претензии по стилю не к автору, а ко мне.

Пьеро Гобетти однажды написал, что “когда правда на одной стороне, любое «соломоново решение» в высшей степени тенденциозно”. При взляде на трагические события в Южной Осетии,  я нахожу, что этот афоризм применим к ним в полной мере. Завтра будет сделана попытка найти «соломоновы» объяснения для оправдания массовых убийств гражданского населения, принадлежащего к малой общине, придавленной весом истории, подобно тому, как глиняный сосуд бывает раздавлен  грудой железа.

Непременно найдётся какой-нибудь повапленный гроб, который попытается равномерно распределить вину между теми, кто напал, и теми, на кого напали, между теми, кто использовал боевые самолёты и вертолёты против города с 70-тысячным населением, и теми, кто имел в руках лишь винтовку и пулемёт, чтобы себя защитить.

Завтра кто-нибудь обязательно объяснит, что южные осетины  предприняли провокацию, но потерпели фиаско, и лишь потом, на волне контрнаступления, почти под давлением обстоятельств, грузины перешли к оккупации того, что, по сути дела, принадлежало им по праву, с тех пор, как осетины осмелились провозгласить и реализовать идею отказа от возвращения под власть тех, кто впервые подверг их массовой резне в 1992.

Будут и те – и можно с абсолютной уверенностью предсказать каждое слово этих лжецов, – кто станет утверждать, будто вся вина за происходящее лежит на Москве, которая – не в силах удовлетвориться дружбой Тбилиси и Вашингтона – захотела наказать бедного президента Саакашвили, не давая ему вступить во владение территориями Абхазии (ближайшая на очереди цель) и Южной Осетии. И  всё это будет говориться с передёргиванием карт и в расчёте на то обстоятельство, что широкая публика вряд ли, вообще, знает, где расположена Грузия, не говоря уже о Южной Осетии.

Но дела обстоят совсем не так, даже с учётом того, что опасность разрастания конфликта велика и страшна, и тот, кто играет с огнём, знает, что подвергает свих граждан риску гораздо сильнее, нежели они сами подозревают.

Азартные игроки, безответственные, делающие ставку на горе и кровь. Не нужно большого ума, чтобы понять, что маленькая община, менее 100 тысяч жителей, разбросанных по двумстам деревням и одному городу – Цхинвали, – по размерам уступающему Павии (для итальянского читателя это звучит примерно как для нас «меньше Тарусы», Д. Б.), не может быть заинтересована в атаке на врага (в свете происходящего, это единственно возможное слово), в 50 раз превосходящего её в численности и вооружении, врага, имеющего в своём распоряжении авиацию (и использовавшего её вчера и сегодня, в то самое время, когда пишутся эти строки, с леденящим душу зверством, подвергая бомбёжке, в том числе, и единственную дорогу, соединяющую Южную Осетию с Северной, на российской территории, чтобы отрезать гражданским беженцам путь на ту сторону границы), не встречающему препятствий на своём пути. Каждый способен уразуметь, что Южная Осетия не имеет территориальных притязаний и, стало быть, не помышляла об экспансии за пределы своей крохотной территории.

Каждый способен понять – для этого требуется лишь минимум мыслительных способностей, достаточный для того, чтобы освободиться от закоснелых догм, – что и Россия никоим образом не может быть заинтересована в обострении ситуации. Безусловно, Москве выгоден статус кво, при котором Южная Осетия независима де факто, но Россия не обязана признавать её статус, во избежание сложностей на международной арене. Но тот, у кого есть голова на плечах, должен был бы признать, что напряжённое перемирие лучше открытой конфронтации; что лучше вести переговоры – даже годами, – нежели  хладнокровно убивать женщин и детей.

Прошлою весной я был в Цхинвали, и теперь моё сердце обливается кровью, когда я вспоминаю эти улицы с разбитым асфальтом, тёмные по вечерам, эти отапливаемые с перебоями дома без штукатурки, эти школы, до сих пор разрушенные, но полные нормальных людей, гордых ребят, которые не хотят становиться грузинами, поскольку выросли в состоянии войны с Грузией и знали с её стороны лишь периодические обстрелы своих домов. Я спрашиваю себя: и что теперь? Что станет с этими ребятами? Можно ли помыслить о том, чтобы силой заставить их жить в стране, которую они никогда не полюбят, гражданами которой никогда не будут себя ощущать? Если, конечно, сосчитав погибших, не уйдут они массово в Северную Осетию, в Россию, полноправными гражданами которой являются. 

Это ли способ развязать «грузинский узел» (в оригинале игра слов: nodo gordiano «гордиев узел», nodo
georgiano «грузинский узел», Д. Б.)? Я бы задал этот вопрос, будь у меня такая возможность, синьору Солане, который должен был бы играть роль представителя Европейского сообщества в создавшейся ситуации. Поскольку именно Европа, вместо того, чтобы способствовать разрешению проблемы, делала всё для перевода её в гангренозное состояние, неустанно заверяя Грузию в её праве на территориальную целостность, то есть, на возврат Южной Осетии и Абхазии. Само собой, всё это говорилось с лицемерной оговоркой, что своё право она не должна осуществлять с применением силы. Но тихой сапой ей давали понять, что, если бы это было сделано, в конечном счёте, Европа посмотрела бы на произошедшее сквозь пальцы. Так и случилось. Саакашвили никогда не пытался прятать оружие, которым и нанёс удар. Он никогда не притворялся. Выступая по телевидению, он говорил о своём желании «восстановить порядок» в мятежной  республике. «Порядок», которого не существовало с 1992 года, то есть, 16 лет. Почему именно теперь? Откуда такая срочность? Может быть, Тбилиси подвергся угрозе вторжения со стороны осетин?

Ответ
один. Саакашвили пришёл в движение, во-первых, заручившись поддержкой Вашингтона, поскольку для нынешней «независимой» Грузии эта столица – столица метрополии. Во-вторых, он почувствовал защиту со стороны Брюсселя. Всё это не было неожиданностью, как следовало бы понять будущему комментатору одного из нескольких итальянских тележурналов и газет, поскольку, тем самым, Саакашвили поставил себя на службу стратегии, имеющей своей целью держать Россию в напряжении: в Грузии, на Украине, в Белоруссии, в Молдове, в Армении, в Азербайджане, в странах Балтии, короче говоря, вдоль всех её европейских границ. Саакашвили имеет в этой игре свой интерес: нагнетать напряжённость, чтобы принудить Европу выступить в его поддержку, против России; получить право на немедленный приём в НАТО и, вслед за этим, в соответствии с планом расширения Европы и усиления американского влияния в Европе, вступить в Европейское сообщество.

Второй заяц: тот, кто управляет Саакашвили, принимает в расчёт и тот факт, что подобная позиция Европы, рано или поздно, приведёт её к конфронтации с Россией. Прекрасно! С приёмом Грузии в НАТО и в Европу Соединённые Штаты получат дополнительный голос в свою пользу во всех последующих экономических, энергетических и военных предприятиях, в которых европейские интересы могут войти в столкновение с американскими.

Способен ли Хавьер Солана к подобным элементарным рассуждениям? Разумеется, способен. А если не хочет или не может их воспроизвести, то только потому, что за его спиной стоят правительства, которые либо не осмеливаются поставить под сомнение американскую стратегию, либо её разделяют. 

Что теперь предпримет Россия, сказать трудно. Ясно, что с захватом Южной Осетии, российские миротворческие силы, стоящие на её внутренних границах с Грузией, будут вынуждены отступить. Таким образом, удар по Южной Осетии станет ударом непосредственно по России. Которая, это можно сказать с уверенностью, уже не та, какою была к 2000 году, во времена упадка Бориса Ельцина и его подштанников.

Символом нынешней трагедии, этого нового европейского позора, стал тот факт, что, когда Саакашвили объявил о нападении, выступая по своему телевидению, за его спиной были явственно видны два флага – грузинский и европейский, синий с жёлтыми звёздами. Большего позора трудно себе представить, поскольку Грузия – не Европа – по крайней мере, пока ещё нет. И менее, чем когда-либо, должна была бы ею стать – после этого нападения, которое оскорбляет – или  должно было бы оскорбить
– всех  тех, кто верит в право народов на самоопределение. Ибо оно священно для того, кто его завоёвывает, но не для того, кто использует это знамя, чтобы немедленно по достижении независимости продать его тому, кто её поддерживал, оставаясь в тени.  

В чём разница между южной Осетией и Косово? Только в одном: Сербия была первым попавшимся под руку непокорным вассалом и должна была быть наказана. Грузия же оказалась вассалом верным и должна быть вознаграждена. 

Южная Осетия своё право на самоопределение завоевала, и накакое «соломоново решение» в данном случае неуместно, поскольку вся правда на одной стороне, и я с нею заодно.

Subscribe

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Партиец Колумб

    Вот за что я - помимо всего прочего - люблю свою работу, это за то, что иногда, в поисках чего-нибудь совершенно безобидного (финно-пермского или…

  • О безвестных талантах

    Живёт в Сантьяго скрипач по имени Диего Силва (и по прозвищу Грильо, то есть "сверчок"). Не знаю, что он делает сейчас, но лет пять-шесть…

  • "Ад, случившийся сегодня в Москве" (с)

    Вот это они называют "адом": Это - "молодыми, но умными и свободными людьми": А это - "известными…